Роман "Римская стена"

Глава 9. Ночная певица. Римская стенаНа чтение 3 мин

Глава 8

12 октября 2007, Тула

Ибо кто знает, что хорошо для человека в жизни, во все дни суетной жизни его, которые он проводит как тень? И кто скажет человеку, что будет после него под солнцем?

Екклеcиаст 6:12

Уже на самом подъезде к Туле Толик немного успокоился, обретя для себя новое имя и новые жизненные ориентиры, и даже немного задремал. Ему приснился странный сон, в котором он был опять в детдоме, в огромном актовом зале, наполненном народом, детьми и взрослыми, и его какие-то красивые взрослые люди попросили выйти и подняться на сцену. Там ему без всяких пояснений вручили огромный двуручный меч и сказали: «Это твой меч. Храни его, и он будет хранить тебя…»

В эту минуту его и разбудила проводница – поезд прибывал в Тулу. Было два часа тридцать две минуты – ночи или утра – это как посмотреть. Выходя на платформу он обратил внимание на веселые, добрые лица людей садящихся в поезд, идущий на юг. Это была семья, даже две семьи, с детьми, сумками и чемоданами, отправляющиеся, должно быть, на отдых. Старшая дочь, девочка лет 14, с любопытством и удивлением посмотрела на Толика, сходящего с поезда налегке. Ему понравились туляки – если это были туляки. И он решил, что на часах 2:32 утра.

Поезд еще не отошел, а платформа вся как-то быстро опустела – скорее, чем Толик (будем так его отныне называть) успел сообразить – куда ему идти. Сообразить было непросто – идти ему было некуда. Но и оставаться на платформе или на вокзале было невозможно – двое дежурных полицейских с дубинками уже начали присматриваться к его особе – не одной только девочке-подростку показалось подозрительным, что молодой человек, почти мальчишка, путешествует вот так один, без сопровождающих, без багажа, без сумки даже.

Толик растерялся. В кармане у него лежал паспорт, на фотокарточке которого было другое лицо. И хотя некоторое сходство между ним и покойным владельцем паспорта все-таки имелось – оба были русые, сероглазые – отличия тоже были. Достаточные, чтобы забрать его в полицию. А дальше они выяснят, кто он на самом деле – и тогда ему уже не уйти от генерала Смирнова. Толик опять оказался в роли зверя, притом загнанного. Двое полицейских двинулись в его сторону.

Толик окаменел. Его лицо посерело от страха. Он боялся теперь не столько за себя, сколько за Гендальфа, в которого решил было себя превратить. Неужели все погибло?

— Ну, вот он ты! – неожиданно услышал он женский голос у себя над ухом, такой сильный и уверенный, что полицейские остановились и стояли теперь на месте, продолжая глядеть на них издали.

Голос принадлежал красивой, но уж как-то слишком экстравагантно одетой молодой женщине с таким ярким макияжем, что при свете ярких фанарей платформы казалось, что это актриса, вышедшая под рампу прожекторов, на сцену — чтобы играть свою роль. Бедный мальчик с изумлением смотрел на нее, стараясь понять – откуда она может его знать, и какое отношение она вообще к нему имеет?

Она старательно, почти даже страстно, поцеловала Толика сначала в левую, потом в правую щеку, а на третий раз – в губы. Обстоятельства предыдущего дня, тяжесть утрат, жажды мести, бессонная ночь и его страхи немного рассеялись с ароматом дорогих духов молодой женщины. Ее полуоткрытая, твердая грудь, которой она прижалась к нему, ее дыхание, вкус ее помады на его губах – все это закружилось перед ним, вместе с платформой, полицейскими, пассажирами и поездом, поплыло куда-то… Он наверняка упал бы, если бы женщина не подхватила его за руку и больно не ущипнула.

Она подхватила его, и он почувствовал в ее руках, во всей фигуре и ловкость, и силу. Да и ростом она была не ниже его. Толик с удивлением посмотрел на нее. Женщина тем временем незаметно для полицейских подмигнула ему, а потом, все еще держа его под руку, повела к ближайшему подземному переходу – прочь от бдительных блюстителей ночного порядка.

— Ну? Как мамочка? А тетя Зоя? А Наташка? Ты, наверное, устал с дороги? Ничего, сейчас отдохнешь… Тебя уже все заждались… И Тетя Маша приехала, и дядя Боря…

Она трещала без умолку, не давая ему вставить ни слова – пока они не оказались на ступеньках подземного перехода – выхода в город. Полицейские проводили их тяжелыми взглядами, но вслед их не пошли – не удостоили чести. К тому же, очень вовремя, для поддержания слабых звеньев невидимой цепи обстоятельств, на платформе откуда ни возьмись нарисовался шатающийся в разные стороны пьяный мужик. Полицейские двинулись в его сторону.

— Так, блин, пацан, — неожиданно, как будто совсем другим голосом, сказала ему женщина, волоча под руку по пустынному подземному переходу. – Ты думаешь, мне делать нечего, как только таких как ты из проблем вытаскивать?

— А я и не просил меня вытаскивать, — неожиданно твердо сказал Толик.

Женщина остановилась и отпустила его руку. Она внимательно посмотрела на него, и вдруг звонко рассмеялась:

— Кажется, мы повторили слово в слово сцену из Простоквашино, где бобер тащил на себе пса.

Толик растерянно посмотрел на нее и улыбнулся.

— Ладно, молодой человек, задержалась я с тобой. Мой совет – иди сейчас же домой. Пока, — и направилась к выходу.

Поделитесь своими мыслями ниже, в комментариях.

Оставить комментарий очень просто. Напишите ваше имя или НИК и эл. почту (возможно, даже нерабочую) и делитесь вашими мыслями в комментариях. Регистрация единоразовая.

Мы в соцсетях

Солёное радиоTelegram, YouTube, ВКонтакте, Яндекс Дзен

Открытая семинарияTelegram, YouTube, ВКонтакте, Яндекс Дзен

«Новости христианства» — Telegtam, Facebook, ВКонтакте

4.5/5

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.