Глава 5. Новый папа. Римская стена

Глава 4

29 августа 1294 г., Аквила, Италия

Он на своем пути, тобой воспетом,

Был вдохновлен свершить победный труд,

И папский посох ныне правит светом.

Там, вслед за ним. Избранный был Сосуд,

Дабы другие укрепились в вере,

Которою к спасению идут.

Данте, Божественная комедия, о Целестине V

Никогда еще, со времен набегов «людей моря», маленький городок Аквила не просыпался в состоянии такого возбуждения, какое царило там ясным и солнечным утром 29 августа 1294-го года. И никогда еще стены небольшого городка с узенькими кривыми улочками не вмещали в себе столько народа. Да еще какого народа! Чуть не в каждом доме, разделяя стол и пол с ошалелыми горожанами, теперь квартировали цари и принцы, князья и великие князья, кардиналы и епископы, графы, генералы, иностранные послы, богатейшие и влиятельнейшие люди мира.

В скромной, недавно выстроенной базилике Святой Марии Коллемаджио, в Аквиле в тот день состоялась коронация Папы Римского Целестина Пятого. Пьетро наотрез отказался ехать в Рим и короноваться там. Он был уже однажды в Риме, и не забыл тех уроков, что ему неволей пришлось там выучить. Поэтому он настоял на том, что никуда из своей провинции Абруцци, в которой он служил людям всю свою жизнь, он не уедет.

Слово Папы – закон, и кардиналам срочно пришлось менять свои планы. Пышная церемония, к которой уже готовились в Риме, была отменена. По указанию нового Папы никаких пышностей при коронации не позволялось. Сам же новый Папа решил, что его не понесут, как это принято, на тронных носилках, но что он отправится в церковь… верхом на ослике.

Кардиналов такое поведение нового Папы сильно встревожило. Но они в спешном порядке начали пребывать в Аквиллу и искать – где им остановиться с подобающими удобствами. Но в Аквилле, как на зло – или же по коварному умыслу нового Папы, решившего проводить событие мирового уровня в деревне – кроме скромных городских апартаментов снять было ничего невозможно. Кардиналы затянули потуже свои алые пояски, и затаили первую обиду на нового Папу за такое, как им показалось, неуважительное к ним отношение.

Действительно, это была первая в истории Римской церкви коронация Папы Римского за пределами Рима. Аквилла, маленький городок в провинции Абруцци, был никак не приспособлен для мероприятий подобного масштаба. Но это, как полагал Папа, было и к лучшему – вступая на папский престол, он хотел сделаться народным Папой. Он хотел продолжать жить в простоте и даже нищите, и быть доступным для тех людей, которым он на самом деле был нужен, которым и служил всю жизнь – крестьянам Абруцци.

Пьетро хотел, чтобы его коронация прошла скромно и незаметно. Но этого у него не получилось: в считанные дни на коронацию собралось свыше 200 тысяч людей! Среди присутствующих был и флорентиец Данте Алигьери, который увидел в новом Папе настоящего святого человека. И в то время, как в своей Божественной комедии Данте будет с легкостью, «пачками» отправлять «святых» Римских пап на круги ада, он помещает Целестина – святого Папу – среди святых праведников.

Хотя Аквилла — городок маленький, все же это была одна из резиденций Императора Священной Римской Империи Карла Второго, и в нем могло быть по-настоящему уютно и удобно только двум людям – Императору и Папе. Император в новом Папе души не чаял. Он старался окружить его особой заботой и вниманием, удобством и комфортом. Но Пьетро никак не желал менять свой образ жизни – он даже не хотел появляться нигде в папском, или хотя бы священническом одеянии. Как ходил он раньше в простом крестьянском хитоне, со своим старым ореховым посохом, так и продолжил ходить, будучи уже Папой.

Нового Папу трудно было выделить среди постоянно окружавших его крестьян и паломников, и произошло много конфузов, когда вместо Пьетро поздравляли кого-то еще, из его великолепного окружения. А однажды охрана, не знавшая Пьетро в лицо, не впустила его во дворец Императора, и велела старику убираться. Но Пьетро нисколько не обижался на это – ведь он всю жизнь был слугой последним нищим. И теперь ему ни к чему было меняться, да и поздно.

Императору и нравилось это, и в то же самое время он начинал беспокоиться: новый Папа совершенно одинаково относился как к крестьянам, так и в важным князьям и герцогам, прелатам и владыкам. А Карл Второй, опытный политик, понимал, что такие вещи не прощают – даже Папе. Несколько раз он заговаривал с новым Папой, давая ему уроки элементарной практической дипломатии – и Пьетро ласково слушал его, а назавтра принимал больного крестьянина вперед напыщенного графа. Император, а вместе с ним и все другие, поняли, что наступили иные времена. Но какие это будут времена – никто не понимал, но все об этом только и говорили.

Глава 6


tor -->
83270cookie-checkГлава 5. Новый папа. Римская стена

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.