Глава 4. Время миру. Римская стена

Глава 3

11 сентября 2021, остров в просторах Тихого океана, неподалеку от 180 меридиана

Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.

Екклеcиаст 3:1-8

Анна услышала знакомые шаги позади себя и заулыбалась. Значит, он все-таки проснулся. Или уже не спал.

— Мне все чаще кажется, что наша жизнь на этом острове – это своего рода монашество, монастырь, — не оглядываясь сказала она по-итальянски. — Каждое утро я просыпаюсь и иду на заутреннюю службу. В самый большой в мире, в нерукотворный храм.

Адриан положил ей руки на плечи, поверх мягких тесемочек ночной рубашки.

— Это самый прекрасный монастырь на свете. Уже хотя бы потому, что в нем томится самая прекрасная монашка в мире, — сказал он.

Несмотря на созданный ими комфорт, Бухта действительно напоминала уединенную крепость, или монастырь. Правда, был этот монастырь нестрогих правил, в нем приветствовались и веселье, и смех, и любовь. Но высокая стена, стена секретности, куда выше скал, укрывших укромную бухту, отделяла их от всего мира.

— Ну почему же томится? — улыбнулась она, оборачиваясь. — Разве что любовью и негой?

Он слегка прикоснулся губами к ее плечу, потом к губам, которые еще не успело посолонить море, и они пошли бродить по берегу. Почувствовав их шаги, крабики, накопавшие за ночь множество норок, стремительно разбегались в стороны, будто их сдувало легким ветерком. Как бы много их ни было, наступить на них было невозможно, и Анна с Адрианом шли спокойно, не глядя под ноги. Позади них утопали в зелени и цветах небольшие домики. Они выстроили своего рода тропический вариант Шира, и если бы что-то и не устроило хоббита в их небольшом курортном посёлочке, так только рассчитанные на человека размеры комнат и мебели.

Они находились так далеко в океане, что мало кто из туристов – лишь самые отчаянные – приезжали сюда. А с июня до середины ноября они закрывались для посетителей под благовидным предлогом не-сезона – то есть дождливого сезона. На самом деле здесь почти всегда стояла прекрасная погода, круглый год вода была очень теплой, дожди были не часты, да и море большую часть времени оставалось спокойно. Но все же это время именовалось местными жителями сезоном дождей, что давало вполне благовидный предлог закрываться на межсезонье, так что с мая по ноябрь сотрудники их небольшого частного курорта отпускались в отпуск или работали в парниках и на ферме. Сам же Холм, расположившийся на склоне, точнее в склоне горы, почти пустел, и лишь садовник нарушал иногда тишину и покой этого уединенного места своими шагами.

Адриан достал из кармана трубку, закурил и закашлялся.

— Ты много куришь, граф Фера, — заботливо заметила его жена.

— Утренняя трубка — она самая сладкая, — ответил он.

— Тебе надо поберечь себя.

— Ах, Анна, слишком поздно учить старую собаку новым трюкам. Это может даже оказаться вредным. К тому же курение спасло нам однажды жизнь. Разве ты это забыла?

Анна не забыла. Она ни на один день не забывала о том, что произошло с ними там – в Риме, точнее – под Римом, в его катакомбах, в его подземной утробе. И перед нею вновь возник тот корабль-призрак, сотканный из сладкого дыма, который и указал им в последний момент дорогу, и поплыл перед ними, и привел их к их удивительной находке, к сокровищам, и к свободе.

— Выкрутился, — тихо улыбнулась она. — И ты слишком много работаешь. И ночью ты работаешь, как будто днем мало у тебя времени. — Она погладила его руку. — У тебя есть столько много сказать этому миру, я это знаю. Ты написал одну книгу, которая, тебе слишком дорого обошлась, и теперь пишешь другую… Что принесет она?

Они остановились и прислушались. В этот ранний час ничто не тревожило торжественной тишины этого храма природы. Птицы только начинали просыпаться, а цикады как раз засыпали в преддверии утра.

— Моя книга принесла мне тебя, — ответил Адриан, будто соткав ответ из утренней тишины. – И дала мне возможность найти самого себя, обрести веру. А это чего-то стоит. А что принесет новая книга – Бог лишь знает.

— Мне страшно, Адриан, — она прижалась к нему. – Страшно хорошо – понимаешь? И оттого – страшно. Страшно потерять все это счастье, страшно потерять тебя. И все то, что ты мне дал.

— Я так счастлив, Анна, что ты у меня есть, — он погладил ее рыжие волосы, в которых разноцветными бликами отражались свет луны, звезд, и фонарей. — У меня есть в жизни все. У меня есть ты — прекраснейшая из женщин! У меня есть сын. Ты дала наследника роду, который, как я думал, умрет со мной. Ты дала мне больше, чем любая женщина дала любому мужчине… по крайней мере за последние несколько столетий…

Она почувствовала, как по ее щеке покатилась теплая слеза.

— Я только дала тебе то, что по праву твое, граф Фера, — Анна любила так называть своего мужа, когда они были наедине. – А вот то, что мы пережили вместе, действительно стоит нескольких жизней. Я — счастливейшая из женщин. Как могла я, я — маленькая девочка из глуши, пройти через такое…

Они прижалась щекой к его плечу и его майка быстро впитала ее слезу…

— Сделаться женою римского патриция, возлюбленного профессора, — еще одна слеза скользнула по ее щеке и она немного отодвинулась, чтобы он не заметил. Но он заметил и еще ближе прижал ее к себе.

— Это ты – самая-самая лучшая, Анна. Помнишь, ты говорила мне о своей семейной тайне? Так что это для меня честь — быть твоим мужем!

— Не будем, прошу тебя, об этом говорить! – Анна приложила палец к его губам.

— Даже у моря есть уши? – улыбнулся Адриан.

— Даже у моря есть уши, — кивнула Анна.

Какое-то время они шли молча, и слышны были только их шаги по мокрому песку и редкие, будто во сне, вскрики далеких птиц. Анна снова подумала о том, что перенес в жизни Адриан. «Господи, да ведь Адриан – настоящий мученик, исповедник. Сколько лет он нес перед всем миром грех, которого не совершал! Как это, должно быть, страшно… Но, Господи, Ты все видишь, все знаешь», подумала она.

Анна глядела теперь на Адриана и вспоминала тот день, когда они познакомились, и когда профессор прочитал ей маленькую лекцию о вине, а затем обвинил ее в шпионаже – вполне справедливо – и они чуть не расстались. Анна ужаснулась от мысли о том, что они действительно могли бы тогда расстаться. А могли бы и вообще не встретиться. Она была благодарна генералу Смирнову, благодарна даже за его ложь и предательство — ведь без этого она никогда не встретила бы Адриана и того огромного мира, который наполнил собою ее прежде бездонную пустоту. За всем – за хорошим, и за дурным — в своей прошлой жизни Анна видела теперь невидимую, но твердую руку Бога.

— Расскажи мне еще про свою книгу, расскажи про своего любимого Пьетро. Где он там у тебя теперь? Чем живет? Чем дышит? — Анна нежно взяла мужа за руку и слегка сжала ее.

— Я пытаюсь понять, — задумчиво сказал Адриан, — пытаюсь понять – что же произошло тогда? Почему Папа Целестин покинул престол? Как он мог бросить все – бросить Церковь? Бросить Империю? И чем больше я вчитываюсь в его дневники, особенно в самые последние его записи, тем более прихожу к убеждению, что произошло все это в результате чудовищного обмана, проделки кардинала Каетани. Сам бы Пьетро так не поступил – не бросил бы Церковь на растерзание волкам…

Адриан и Анна неспеша шагали по пустынному, слегка подсвеченному фонарями песчаному пляжу в сторону весело переливающегося огоньками склона горы. Утренний воздух дышал свободой, свежестью и прохладой. Они неспеша шли к своему маленькому домику в скале, и Адриан рассказывал Анне то, что мог рассказать. Где-то позади горы уже вставало солнце, окрашивая небо в розоватый цвет. Начинался новый день.

Глава 5


tor -->
82930cookie-checkГлава 4. Время миру. Римская стена

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.