Глава 3. Cherchez la femme. Римская стена

Глава 2

11 сентября 2021, Тула

Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице.

Притчи 30:18-19

Толик лежал с закрытыми глазами. Он почувствовал, как через него чуть ли не перешагнуло Викино тело, а затем услышал звук удаляющихся шагов. Он открыл глаза. От него, плавно помахивая крылышками, улетала роскошная бабочка. «А купальник-то я ей подарил», — подумал Толик, — «И не вздумай ко мне приходить!» — почти вслух передразнил он Вику. Бабочка, тем временем, упархивала все дальше и дальше.

«А она – ничего, — подумал Толик, наблюдая за стройно шествующей Викой, — не была бы такой вредной эгоисткой – цены бы ей не было. Но вообще – у каждого свои недостатки», — справедливо разрешил он и подумал, что, наверное, стоит ее окликнуть. Для приличия он приподнялся на раскладушке и крикнул: — Вика! Эй, Викусь! Викуся! Ну, ладно, не обижайся. Я же пошутил. Извини, — в этом коротком заклинании, он это знал, содержались все необходимые в данном случае ингредиенты: раскаяние, мольба о пощаде и все такое. «Не работает, — подумал он, — придется физически догонять». Раскладушка запричитала что-то вроде «на кого ж ты меня…», когда Толик пошевелился было, чтобы встать.

Да, права была Вика, зря он притащил эту скрипучую штуку. Но тут же у него мелькнула в голове другая мысль – с безошибочностью хорошо знакомого ему инсайта: ничего не зря! Он только что еще раз убедился в том, что Вика и раскладушка скрипят примерно на одной волне. «Пускай уходит», подумал он. «Возможно, это и есть мой тайный подарок к дню рождения».

Толик знал, что нагони он сейчас Вику, она для виду попытается его оттолкнуть, но быстро сдастся, стоит его губам изловчиться и слиться с ее губами. И тогда вся та деланная, напускная сердитость, которую генерировала Вика, вдруг ударит ее мгновенным жаром страсти. И она сама, как было с ней уже много раз, как будто удивится произошедшей в ней перемене, и с глубинной мудростью женщины примет решение оставаться на этой женственной волне, которая доставляла ей куда более удовольствия, чем все другие настроения, которые она по многу раз на дню примеряла.

Но он не поднялся и не догнал ее. Красивая бабочка грациозно улетела, скрывшись за кустами и деревьями парка. Ее было жалко терять, но с нею Толик чувствовал себя ущербным в том, в чем он ущербным никак не был. Он вспомнил, как однажды, совсем недавно, она рассказала ему о том, как классно ее подружка ездила на отдых в Египет.

— А ты, — перебил он ее тогда, — ты – хотела бы поехать в Египет? Ну, или куда-нибудь еще?

— Хотеть не вредно, — холодно ответила она. – Где мани? Деньги где?

— А если бы были деньги? Вот, сколько хочешь денег? Что бы ты делала? Куда бы ты поехала?

Она посмотрела на него, как взрослая женщина смотрит на мальчишку.

— Какой толк спрашивать? – поучительно заметила она. – Денег от этого не прибавится. А было бы много денег – классно, конечно. Я бы ничего не делала.

— Да, классно, — согласился Толик. Он был уже в миге от того, чтобы признаться ей, что денег у него много, очень много… Его давно искушала эта мысль – завалить Вику дорогими подарками, ошарашить, «купить» ее. Но что-то его удерживало, что-то подсказывало, что купив ей «корыто» или дом, или, как все состоятельные люди – дорогое авто для любовницы, он продолжит заведомо известный сюжет сказки Пушкина. И Толян прикусил язык. Нет уж! Пускай в ее глазах он останется неудачником.

— Ты бы лучше, чем мечтать – поискал бы себе другую работу, — завела тогда Вика свою излюбленную тему.

— Зачем? – удивился он. – Мне нравится моя работа.

— Чего ж хорошего? – хмыкнула она. – Целый день в железках ковыряться, а вечерами и ночами – от экрана не отрываться. Как ребенок, честное слово – только бы в свои игрушки играть.

Он подумал, что она в общем права. Только вот она понятия не имела – в какие игрушки он играл, какие тайны прятал под личиной серого, незаметного человека, бедного ремонтника из захудалого ателье. Но Толик знал, что он никогда не сможет приоткрыть перед Викой даже маленькую щелочку того мира, в котором он был не Толиком, и даже не Геной, но почти всемогущим Гендальфом, которого давно и безуспешно разыскивали спецслужбы многих стран, включая его родную Россию.

Никто в целом мире, ни один человек не знал – кто такой этот Гендальф, о хакерских достижениях которого была написана уже не одна докторская диссертация. Одиночество его от этого отнюдь не уменьшалось – оно приобретало катастрофические масштабы, заставляло его врать и неимоверно усложнять жизнь себе и другим – в том числе и своим женщинам. Он соврал Вике, что женат – для того, чтобы сохранить за собой максимум свобод.

— О чем ты думаешь? – спросила его однажды Вика, не лишенная женской интуиции. Это было в тот день, за неделю до раскладушки. Тогда он начал планировать свой побег.

— О зайцах, — ответил он. – Знаешь, что делает заяц, когда за ним гонится волк или леса?

— Бежит, наверное, — предположила она.

— Верно, бежит, — кивнул Толик. – Бежит по кругу.

— Ты мой серенький зайка, – поцеловала она его.

– Зимой зайцы становятся белыми, — продолжил он.

Он подумал о том, что когда белый зайчик завершает круг по снегу, он выпрыгивает далеко за пределы этого круга, оставляя лису идти по старому следу – идти по кругу. «Она, конечно, хорошая девушка, — подумал Толик. – Но зайчику пора делать прыг-скок, если он не хочет, чтобы его слопали!»

В эти дни он редко ночевал в своей квартире, в которой кроме него жили призраки двух женщин. Толику было беспокойно с ними, этими двумя, которые были для него ни живы, ни мертвы… Их давно уже не было в квартире, но часто ночами Толику казалось, что из комнаты за высокой дверью, из комнаты Ирины, раздаются ее крики, стоны… Он тогда вскакивал, бросался к комнате, распахивал настежь дверь, включал свет.

Но в комнате никого не было. И Толик шел спать в свое Ателье, которое располагалось в доме напротив. Но там он и так проводил целые дни, и проводить там еще и ночи, в одиночестве, становилось для него невыносимо. И как только бабочка упорхнула из вида, в его голове начал рождаться план блицкрига, классического мата в три хода, который он будет ставить, чтобы не умереть от одиночества в огромном городе.

Глава 4


tor -->
82820cookie-checkГлава 3. Cherchez la femme. Римская стена

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.