0
Выбор читателей Размышления на тему

Постмодернизм: противник или союзник (ч.1)

Постмодернизм. Горбатый дом

Возможные пути взаимодействия Церкви с современной молодежью

Часть 1

В этой небольшой сери статей я хотел бы представить такое явление современной жизни как постмодернизм в несколько непривычной для него роли – в роли союзника для христианства двадцать первого столетия.  Мы многое слышали о той деструктивной роли, которую постмодернизм в течение последних нескольких лет якобы сыграл в жизни христианского сообщества.  Возможно это и так.  Возможно, постмодернизму и христианству не всегда по пути.  Но нельзя ли предположить, что засевшие в христианском тылу противники постмодернизма отстаивают не столько евангельскую истину, сколько свои сложившиеся стереотипы?

Чтобы более или менее беспристрастно взглянуть на постмодернизм, необходимо прежде всего отойти от него хотя бы на шаг и мысленно перенестись в так называемую эпоху Просвещения: лицом к лицу лица не разглядишь.  Строя на фундаменте, заложенном эпохою Возрождения, эпоха Просвещения поставила человека в самый центр Вселенной.  Френсис Бэкон (1561-1626), стоявший у истока эпохи Просвещения, ставил во главу угла научный эксперимент тем самым подразумевая, что человек является мерилом всего сущего.  Мыслители эпохи Просвещения доверяли более человеческому разуму, нежели привнесенным из вне аксиом откровения, делая человеком главным судией всему совершающемуся в физическом мире.  Природа, казалось, ложилась перед человеком раскрытою книгою, которую читать мог каждый вооружившийся научным методом.  Рене Декарт (1596-1650) заложил философские основы эпохе модернизма на принципе радикального сомнения, что привело его к заключению, что единственно неоспоримым фактом, а, следовательно, и первопринципом и отправной точкой всякого суждения, является существование мыслящего эго: cogito ergo sum.  Исаак Ньютон позднее скрепил позиции модернизма посредством представления физического мира как гигантской машины, с неизбежностью подчиняющейся физическим законам, которые вполне доступны постижению человеческим разумом.  Со временем главной целью всех интеллектуальных упражнений человечества явилась попытка обнаружить все эти законы и поставить их на службу человечеству.

Зародившееся «научное мышление» той эпохи подвергло критическому пересмотру самую сущность христианства.  Богооткровение, которое невозможно было проверить и подтвердить экспериментальным путем, оказалось под яростной атакой.  Британский эмпирист Джон Локк, в попытке защитить христианство, оказал ему медвежью услугу утверждая, что христианство является истинной религией потому, что оно есть наиболее разумная из всех существующих религий. Пришедший ему на смену Дэвид Юм (1711-76) сделал следующий шаг и заявил, что нам недоступно выявление прямой связи в причинно-следственной цепочке. Кант (1724-1804) воспринял радикальный скептицизм Юма как вызов и возвел разум в самый центр человеческого мышления.  В своей «Критике чистого разума» (1781) Кант настаивает на том, что нам недоступно знание о тех реалиях, которые лежат за пределами пространственно-временного континиума, поскольку эти реалии невозможно постичь чувствами восприятия, доступными человеку.  Кант делал ударение на практическом или моральном измерении человеческого бытия (моральный императив).  Здание модернизма было завершено.  Его внутренней отделкой занялись последующие поколения философов.  Можно обобщить, что главными епистимологическими предпосылками модернизма явились следующие утверждения:

1. Знание есть единственно надежная основа любого мнения.

2. Знание есть благо.

3. Знание доступно человеческому разуму.

4. Знание объективно, то есть беспристрастно.

Знаменитое выражение Бэкона «Знание-сила,» казалось, выскрипывали даже гигантские паровые машины, заменившие тяжелый ручной труд. 

Рождение постмодернизма

Сам термин «постмодернизм» предполагает попытку выйти за границы, очерченные модернизмом.  Постмодернизм отрицает самою основу, на которой была выстроена вся эпоха Просвещения.

Фридрих Шлеермахер (1768-1834) заложил фундамент тем направлениям, которые определили герменевтику последних двух столетий истории.  Фридрих Ницше (1844-1900) отвергал модернистские критерии истинности.  Он даже вынужден был заявить, что люди вообще не имеют доступа к познанию реальности.  Ницше проводит свою атаку на модернизм под знаменем, на котором он сам написал страшные слова: «Бог умер.»  Ницше использовал это выражение, чтобы подчеркнуть свою мысль о том, что Западная цивилизация не находилась уже более под влиянием христианской традиции.

Двадцатое столетие явилось на свет в муках войн, социальных и политических потрясений.  Новый век не мог уже довольствоваться затасканной гуманистической одеждой века прошедшего.  Арнольд Тойнби в своем «Study of History» приходит к заключению, что началась новая историческая эпоха (хотя он и не был уверен, является ли точкой отсчета этой эпохи Первая Мировая война, или же она зародилась еще раньше, в 70-ые года девятнадцатого столетия).  Как всегда, первым прореагировало на изменение в настроениях общества искусство.  Даже сам термин «постмодернизм» обязан эволюции, или скорее революции в искусстве: испанский писатель Федерико де Онис в своей «Antologia de la Poesia Espanola e Hispanoamericana» (1934) ввел этот термин с целью проанализировать реакцию традиционной литературы эпохи модернизма на новые литературные веяния.  Мартин Хейдеггер (1884-1976), стремившийся передать реальность в категориях экзистенционализма, сформулировал основные принципы новой философии.  Бурные шестидесятые сделали постмодернизм привлекательным для широкого круга художников, архитекторов, мыслителей, а семидесятые выплеснули постмодернизм так сказать в массы.  «Официальной» датой рождения постмодернизма является 15 июля 1972 года, когда мэрия города Сэнт Луис, штат Миссури, отдала указ об уничтожении жилищного комплекса, который на протяжении многих лет был предметом «вандализма» его обитателей, пытавшихся переустроить стандартные квартиры на свой лад.  Когда мощный взрыв сотряс воздух и сравнял здание с землей, один из журналистов метко подметил, что наконец рухнуло здание модернистского мышления, навязанного людям веком прогресса и претендовавшим своим универсализмом, и стандартностью удовлетворить нужды всех людей.  Практика показала, что люди не желали жить в таком здании.  Они хотели «очеловечить» его, подстроить его под себя, под свои реальные нужды.  Им чужда была идея архитектора, пытавшегося навязать им какие-то свои стандарты.  Субъективизм восторжествовал над, казалось бы, просчитанным, научным «объективизмом.» 

Восьмидесятые годы подхватили постмодернизм на гребень средств массовой информации.  В течении нескольких лет постмодернизм проник практически во все сферы культуры, вытеснив модернизм на задворки.

             Теоретическая атака на модернизм развернулись в 70-х годах, с развитием деконструктивизма в литературной критике. Структурализм утверждает, что язык является социальной конструкцией, и что люди составляют литературные документы — тексты — в попытке создать своего рода информационные структуры, которые помогли бы им извлечь смысл из бессмыслицы их опыта.  Другой предпосылкой структурализма является тезис о том, что все общества и культуры наделены некой общей, универсальной языковой структурой. Деконструкционисты отвергают эту точку зрения. Михаил Фуко (1926-1984) идет далее традиционного структурализма в своем «Постструктурализм». Жак Деррида критикует западную философию за её «логоцентризм».  Как уже подразумевает сам термин, логоцентризм несет в себе определенный взгляд на мир, при котором слово, язык, особенно язык письменной речи, являются передатчиками смысла. Другой важный аспект, который затрагивает Деррида, это деконструкция. Он пытается показать невозможность четкого различения между реальностью и ее лингвинистическим выражением.  Смысловое значение не является присущим тексту как таковому, но возникает в процессе диалога читателя с текстом. Текст, таким образом, имеет столь же много значений, как и количество людей, читающих его. Философы постмодернизма применили теорию литературных деконструкционистов к миру в целом. Реальность «прочитывается» по-разному каждым индивидуумом с нею сталкивающимся. В соответствии с эпистемологией постмодернизма:

Знание не является само по себе благом

Оптимизм замещается пессимизмом

Истина не является абсолютной и рациональной по своей природе

Эмоции и интуиции являются полноценными источниками знания

Знание не является более объективным

Идеал беспристрастного, автономного наблюдателя, который сложился в эпоху Просвещения, отвергается

Понимание истины неотделимо от социальной, классовой, наконец групповой принадлежности человека.

Не существует абсолютной истины

Истина соотносится с тем сообществом, к которому человек принадлежит. Постмодернизм отличается отсутствием единого мировоззрения.  Его место заняли множество взглядов и миров. Люди сами создают свои миры.

Эпоха модернизма рассматривала себя как воплощение торжества прогресса.  Пришедшая ей на смену постмодернистская научная революция характеризуется следующим:

Новым видом на физический мир: идеи Галилео и Ньютона были замещены новыми теориями таких ученых, как Макс Планк (энергия сообщается в отдельных «порциях»), Нил Бор (поведение электронов), Альберт Эйнштейн (теория относительности).  Новая квантовая физика открывает фантастические характеристики вселенной, которые подрывают модернистскую механическую модель мира и модернистскую уверенность в научном знании.

Новая позиция была выработана и относительно природы научного исследования. Томас Кун в своей книге «Структура научной Революции» (1962г.) впервые представляет анализ развития науки. Согласно его взгляду, наука является динамичным историческим феноменом. Эксперимент не является более окончательным авторитетом.

Социальное измерение постмодернизма

Когда мы говорим о причинах, приведших к формированию постмодернистского поколения, нам следует обратить особое внимание на то, что:

  • это поколение получило минимум внимания как от своих родителей, так и от общества,
  • рост индивидуализма повлек за собой пренебрежение детьми,

—          озабоченность родителей материальным обеспечением семьи также отразилась отрицательно на их отношении к детям.

Анализируя семейный фактор, мы приходим к заключению, что волна разводов и неполноценных семей, которая захлестнула наше общество, также оставила особый след на характере нового поколения, современной молодежи. Последствия роста в неполноценных семьях выразились в том, что новому поколению, в особенности присуще:

-повышенная уязвимость;

-недоверие к противоположному полу;

-страх измены;

-раннее вступление в половые отношения.

Когда мы говорим о проблемах современного образования, мы также сталкиваемся с печальной реальностью.  Школы, как никакая другая организация, оказались не готовы к тем глобальным переменам, которые произошли в жизни общества.  Школам не доставало не только средств, чтобы дать детям адекватное образование, но и видения: каким это образование должно быть, куда пойдет это новое общество. Многие из современных, экспериментальных методов обучения, которые были призваны сформировать в детях уверенность и независимость, с треском провалились.  В результате новое поколение получило ущербное образование.  Резко снизилось количество квалифицированных специалистов почти во всех сферах жизни.  Результатом ущербного образования явилось то, что новое поколение

  • чувствует себя преданным своими же учителями и родителями;
  • молодые люди не в состоянии найти квалифицированную работу;
  • они не могут продолжить образование, потому что у них нет ни знаний, ни средств.

Новое поколение практически лишилось каких бы то ни было моральных ориентиров.  Провал монопольной идеологии и ее смена множеством конкурирующих, в лучшем случае равнодушных к вопросам морали идеологий, произвели ту путаницу, выход из которой виделся лишь в полном отказе от какой бы то ни было «морали».  Решение тех задач, с которыми новое поколение сталкивается, осуществляется, без учета моральных ценностей, но лишь с позиций практической целесообразности. Таким образом:

  • большая часть нового поколения не верит, что существует абсолютная истина;
  • новое поколение проявляет некоторый интерес к духовности, но эта «духовность» далеко не всегда подразумевает духовность христианскую.  Скорее, это смешение самых разных религий.
  • новое поколение мало интересуется политикой, и у них на то не мало причин: громкие политические скандалы, частая смена лидеров, коррупция — все это отвращало людей от интереса к политике.

В тоже самое время, новое поколение обеспокоено многими внутренними проблемами, такими как вопросы безопасности, стабильности, экологии и др. Мы можем заметить, что интерес к отношениям, в частности к отношению к противоположному полу, во многом обусловлен недостатком внимания со стороны родителей, и теми ущербными отношениями, которые складывались в неполноценных семьях. Новое поколение стремится созидать свои семьи надежными и пытается всячески оградить их от разделения. Однако, несмотря на это, число разводов постоянно возрастает.



Подпишитесь на новинки


Поделиться ссылкой:

You Might Also Like

2 комментария

  • Reply
    Светлана
    03.12.2019 at 12:33

    Я тоже с печалью наблюдаю то, о чем вы пишете во второй части этой статьи. Очень отчетливо все это прописано в книге Антона Макаренко «Педагогическая поэма». Все повторяется. И попытка дать детям семью, которой у них не было, сначала детьми откровенно цинично используется и демонстративно растаптывается. И, как вы совершенно справедливо пишете во второй статье к этой теме, преодолевалось это тем, что Макаренко жил вместе с ними, ел за одним столом, работал вместе с ними, а первое время один, без них, но для них. У меня есть мой маленький опыт по адаптации взрослого ребенка в семье, который, показал, что у меня нет такой жертвенности как у Макаренко — увы. Житие в семье, даже в такой миролюбивой, неагрессивной, не замороченной на куче правил и требований, оказалось непосильным трудом для ребенка. И по достижению 18 лет дитё переместилось из семьи в социальный благотворительный проект, где можно жить так как было привычно за много лет до семьи , но в улучшенных условиях, практически паразитируя на доброте людей, создавших этот уникальный, уже известный на всю Россию, проект в нашем городе.
    Очень много прав и совсем мало обязанностей, взрослые , поставленные в бесправное положение по отношению к детям (родители, учителя, воспитатели) — все это позволяет не трудиться над созиданием себя, просто не особо трудиться и нужно иметь недюжинный педагогический талант, а лучше — дар от Господа, чтобы уметь побуждать таковых к самостоятельному самоограничению и регулярному осознанному труду.

Leave a Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.