Коронавирус. Вакцинация

Краткая история безумия 3: для чего на самом деле строили психушки?На чтение 8 мин

Продолжаем цикл Дурдом (сегодня уже третья статья) и коснемся главного правила всех психушек для бедных всех времен и народов, принцип, который недавно был опробован на обществе в целом — это изоляция. В предыдущей публикации мы говорили о праве психушек и психиатров в конце 19-го и начале 20-го века отлавливать и подвергать заключению (изоляции) и насильственному «лечении» (уколам) подозреваемых в психических расстройствах.

Докторам была выдана «лицензия», дающая им полные права над людьми, которых эти доктора, или даже кто-то еще, считали душевно-больными. Позднее, в Советском Союзе, эта практика широко применялась в отношении к людям верующим, в особенности христианам.

Я еще поговорю о жизни советской психушки, но справедливости ради надо сказать, что советская психушка была жалкой копией американских «дурок» начала 20-го века, пользовалась теми же методами, и использовалась в основном для тех же целей — под предлогом борьбы с психическими расстройствами изолировать «нежелательных» для общества людей и иметь право делать с ними что угодно — вплоть до пыток и «утилизации».

Насильственная изоляция

Самое первое, с чего началась психиатрия, на чем настаивала и чего добилась — это насильственная изоляция «пациентов» от мира. Если, к примеру, воспитатели замечали девочку мастурбирующей, ее могли послать в психушку, и шансов выйти оттуда у нее было очень мало. Изоляция таких людей от общества считалась главным методом: изоляция освобождала «хорошее общество» от «ненормальных» людей, и как считалось, целительно должна была влиять на больного.

Как попадали в психушку американцы?

Представьте, что вы жена фермера в 1920-х годах. Вы много работаете, ваш муж, скорее всего, жесткий человек, и вы постоянно беременны, чтобы производить больше рабочих для фермы. Семья вашего мужа — трудолюбивые немецкие иммигранты с очень жестким и строгим складом ума. Вы из норвежской семьи и более либеральны. Вы не сразу соглашаетесь с каждым приказом вашего мужа и пытаетесь проявлять часть своей воли в управлении фермой.

Ваша свекровь боится, что вы окажете плохое влияние на ее внуков. Однажды она забирает вас и говорит, что ведет вас к дантисту из-за вашего больного зуба. Вы идете с ней, она действительно приводит вас в больницу, где вас уже ждут. Санитары выкручивают вам руки под наблюдением психиатра, который подписал бумагу о принудительном лечении, и вот вас уже везут в большую государственную психиатрическую лечебницу в Фергус-Фолс, штат Миннесота, и исключает вас из жизни ее сына и внуков навсегда.

Хотя это читается как отрывок из романа ужасов, это одна из многих реальных историй о принудительных госпитализациях начала 20-го века, многие из которых были нацелены на своенравных или «непослушных» жен. Подавляющее большинство пациентов в приютах начала 20-го века оказались там из-за принудительного помещения членами семьи или супругом.

В СССР происходили сходные тенденции. Из воспоминаний Владимира Буковского. «И возвращается ветер…»:

«Самделов, известный библиограф, был, как и многие другие, водворен сюда (в психушку) родственниками, захотевшими избавиться от присутствия нежелательного человека; этот прием широко применяется социалистическими гражданами для того, чтобы расширять свою скудную жилищную площадь, — ведь нередко две семьи живут в одной комнате. Никакого психического заболевания у Самделова не было.»

Владимир Буковский

Лишение приватности и клеймо

Изоляция, однако, была первым шагом к полному подавлению и раздавлению человека. Процесс приема новых пациентов в заведение был глубоко бесчеловечным. Пациентов заставляли раздеваться догола перед персоналом и подвергать общественной бане. После обыска их небольшого имущества пациенты будут подвержены процедуре прижигания горячим железом — наносилось клеймо, как на лошадь, с пожизненным номером пациента.

Несмотря на то, что государственные приюты были огромными и массивными, внутренние помещения были переполнены. Больных не спешили изолировать друг от друга. Многочисленные пациенты были забиты в каждую комнату. Каждую минуту каждый был на виду десятков глаз, мог слышать десятки голосов, и быть уверенным, что ни один его вздох, ни одно движение — не останется уже более никогда личным, приватным. Вот такую выдумали пытку — чтобы лишить человека человеческого образа.

Благодаря относительной легкости невольной госпитализации приюты были переполнены сразу же после того, как их двери открылись. Сотни тысяч людей по всей стране внезапно оказались пленниками. И сотням тысяч других грозила эта участь, если они «не прекратят валять дурака».

На объекте в Орегоне спальные комнаты были размером всего 3 на 5 метров, и в каждой комнате приходилось спать до десяти человек. Нелли Блай описала, как спала с десятью другими женщинами в крошечной комнате в нью-йоркском учреждении. Пациентов часто запирали в этих комнатах на долгие часы, а кухонные лифты доставляли пациентам еду и предметы первой необходимости, так что они были полностью изолированы от мира.

Ни минуты покоя

Трудно себе представить более ужасающую сцену, чем сотни людей, собранных помимо своей воли в одном помещении, вменяемые и невменяемые, запертые в кошмарной среде. В поистине кошмарных образах бывшие пациенты этих заведений описывают свое пребывание в них. Здоровые и больные люди содержались вместе, психи день и ночь кричали, рычали, говорили что-то невразумительное. У здоровых отнимали пищу агрессивные пациенты. В палатах творилась содомия, насилие. Как это все могло рассматриваться как «лечение»? Как могли «доктора» получать свои баснословные гонорары, славу, почет? Куда смотрели люди?

Но ведь так сказала Наука! Наука, возведенная в ранг закона. И жрецы науки хорошо начали ориентироваться. И, так думаю, попытка поймать человечество в гигантскую мышеловку под названием «Дурдом» не окончена. Она только начинается.

Медицинские издевательства

Но и этим депривация человечности из пациентов не заканчивалась, а только начиналась. Пациентам некуда было укрыться от медицинского персонала, который имел полную власть над их телом, и претендовал еще и на власть над душой. Пациентов подвергали всевозможным унижениям, часто раздевали и проверяли на наличие болезней. Били, даже без причин, в целях причинения «терапевтического шока». Все это — во имя Науки! Для благо людей, разумеется! Перенесемся на минутку в советский дурдом:

В психиатрической больнице фактическими хозяевами является младший обслуживающий персонал: санитары, сестры, надзиратели. Это своего рода клан, и если с ними не поладить — убьют, замучают. Врачи никогда не вмешиваются в эти дела и целиком полагаются на сообщения медсестер. Первые месяца два в психиатрической больнице самые важные. Устанавливается определенная репутация, которую потом трудно изменить. Сестры, ленясь наблюдать за больными, изо дня в день пишут затем примерно одно и то же, переписывая с прошлых записей, поэтому нужно суметь убедить их с самого начала, что ты здоровый, со всеми поладить. И если это удалось — потом легче… Пятое отделение для буйных было пугалом, которого все страшились; там ни с кем не церемонились. Могли даже избить до потери сознания, никто за это не отвечал.

Из воспоминаний Владимира Буковского. «И возвращается ветер…«

Выводы

В лице психиатрии современная «наука» показала свое звериное рыло. Прикрываясь «научными» аргументами, которые и не пахли наукой, они, работая с другими институтами власти, создали постоянно расширяющуюся систему трудовых лагерей и лагерей смерти. Многочисленные варианты обретения контроля над широкими массами людей разрабатывались, ценой десятков тысяч жизней, в этих «домах ужаса».

Пациенты, учитывая, насколько процедуры их приема были аналогичны процедурам приема в тюрьму, рассматривались как преступники. «Ученые», таким образом, стали исполнять роль самозванных блюстителей одним им известных законов и таинственных диагнозов, на основании которых любого человека можно было лишить свободы, изолировать, открыто издеваться, «расчеловечить» и даже убить. нарушение которого Трудно даже представить себе, какой эффект такое жестокое обращение должно было произвести на госпитализированных психически больных.

Да и сегодня заветной мечтой всякого диктатора (или претендента на эту роль) является именно такой порядок, когда несогласных не просто объявляли бы преступниками, но и психически больными людьми, нуждающимися в изоляции и принудительном лечении. Уже с самого начала простые люди в массовом порядке становились жертвами психиатрических концлагерей. Боюсь, попытка превратить весь мир в большой Дурдом еще не закончена.

Поделитесь своими мыслями ниже, в комментариях.

Оставить комментарий очень просто. Напишите ваше имя и эл. почту (для получения уведомлений о возможных вам ответах) и делитесь вашими мыслями в комментариях. Регистрация единоразовая.

Мы в соцсетях

Солёное радиоTelegram, YouTube, ВКонтакте, Яндекс Дзен

Открытая семинарияTelegram, YouTube, ВКонтакте, Яндекс Дзен

«Новости христианства» — Telegtam, Facebook, ВКонтакте

3.8/5

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.