Выбор читателей Исследования Монархия Россия

Альфа и Омега Российской монархии: два мученика и белый царь

Это уже моя пятая публикация по теме первого венчанного государя Всея Руси — Дмитрия Иоанновича — мученика. Тезис цикла: кровь брата, кровь царя — вопиет к нам, и если мы не прислушаемся к этому воплю, не признаем Дмитрия Иоанновича мучеником Христа ради, то порочный цикл крови, революций, войн и цареубийств продлится. Время этот порочный цикл прервать. Созерцание нашей истории, покаяние и извлечение ошибок — приведет нас к Белому царю и благословению Божию. Мой путь к пониманию пророчеств о Белом царе, моя борьба за восстановление Руси и монархии здесь и начиналась — с истории первого государя. В 1993-ем году вышла моя самая первая книга, посвященная трагическим событиям, связанным с первыми шагами русской монархии. Книга называлась «Еретики, или люди, опередившие время«.

Книга явилась результатом нескольких пяти лет интенсивной исследовательской деятельности, работы в архивах, библиотеках Москвы. Я прикоснулся тогда к бесценным рукописям, и к еще более бесценным позабытым и искаженным злобными клеветниками страницам священной русской истории. Но я тогда еще не знал, что прикасаясь к живым, хотя и горьким корням русской истории, я делаюсь сопричастен и событиям настоящего и будущего. Не знал, что полюбив первого русского государя, я стяжаю любовь необычную, которая будет согревать меня и двигать мною — всю мою последующую жизнь: любовь к государю. Просто — любовь к государю. Вот слова, которые я написал без малого тридцать лет назад: «Для меня очень показательно, что начало русской истории, вернее той ее страницы, которая открывается на самодержавии словами «Царевич Димитрий», написано киноварью, а перечеркнуто кровью. У меня нет веры в то, что построенное на крови принесет много благ. Кровью исписаны многие главы русской истории, кровью залита была и последняя страница русского самодержавия. Конец XV века был не просто временем, когда Русь выбирала себе одного из двух возможных государей. Русь выбирала для себя нечто большее — она выбирала тот путь, по которому ей затем столетиями надлежало шествовать. Впрочем, мы не можем сказать, что выбирала этот путь Русь, — это будет кощунством по отношению к народу. Все вершилось в определенных государственно–церковных кругах, и даже близкие к великокняжескому престолу люди часто просто попадали под кровавое колесо…»

Четвертый эпизод фильма-спектакля «Люди Слова», поставленного по одноименной пьесе Олега Жиганкова

Мои постоянные читатели, наверняка, узнали бы меня в этих словах без всякого труда. Моя позиция по этому вопросу, как и по вопросу восстановления самодержавия, сложилась не вчера, и не третьего дня. Тридцать лет уже, как я живу идеалами монархии, надеждой на обетованного Руси последнего Белого царя, и непреодолимым желанием — приготовить ему дорогу. Приготовить дорогу царю, кто приготовит дорогу Царю царей. Ведь даже у предтечи, согласно Слова Божия, есть предтечи. Мне, а возможно также и вам, Господь даровал милость и оказал честь ими быть.

В 2000-ом году я защитил свою докторскую степень в области исторического богословия. В основу моей диссертации было положено изучение древнего русского богословия, а также тех обвинений, террора и новшеств, которые были принесены в ту пору на Русь. Моим оппонентом на защите был ректор (в ту пору) Свято-Владимировской семинарии в Нью-Йорке о. Павел Мейендорф. Напомню, что доктор Мейендорф — один из крупнейших современных богословов, и не только в Православии. Но и для него было открытием, что «новгородско-московское движение», или движение «жидовствующих», как его окрестили инквизиторы — не отрицало ни один христианский постулат и не представляло собой возвращение в иудаизм. Вместе с ним многие православные люди тогда еще открыли для себя заваленную руинами истории страничку — первую страничку самодержавия на Руси.

О святости

Диссертационная комиссия вынуждена была признать, что обвинения на казненную в ту пору Царскую Семью, на высшее духовенство, на первых лиц государства, и на широкие народные массы — было заведомо ложными, привели к незаконному кровавому перевороту и первому в истории Руси инквизиционному процессу, положившему начало сделавшемуся, увы, традиционным русскому государственному террору. Был совершен не просто государственный переворот, но разворот всего курса — от Руси к России, от традиционного русского христианства — к падшим и развращенным формам греко-римской традиции. Римляне свое христианство загубили, отдав его в руки Папы Римского. Греков Бог наказал, как некогда иудеев, за их отступничество и обрядоверие — и рассеял. И вот, весь этот отстой псевдо-христианства с «легкой» руки Софьи стал оседать тогда на Руси. И превращать Русь в такое же болото, из которого эти бесенята прибежали на Русь.

Они прибежали тогда, спасаясь от гнева Божия — от бича мусульман. Русь укрыла их. Но вместо того, чтобы покаяться в своем формализме и фарисействе, за которые и разогнал их Бог, вместо того, чтобы с уважением отнестись к традициям исконно русского христианства, которое и делало Русь великой, эти изгои, заручившись поддержкой Софьи и ее клана, стали сжигать русских христиан, а вместе с ними — и все русское, в том числе русскую христианскую литературу — как еретическую.

Мы удивляемся скудости источников по древнему русскому христианству. Удивляться не приходится: нахлынувшие на Русь и дорвавшиеся до власти греки систематически и направленно, на протяжении столетий, уничтожали все русское христианское наследие. Цель была проста: показать русским Иванам, что это благодетели-греки принесли нам христианство, и что до греков мы были «еретики», и что теперь за это надо грекам служить. Все высшее церковное руководство поставлялось из-за рубежа, притом приезжали люди на высокие позиции, не говорящие даже по-русски. Церковные должности покупались и продавались, как на базаре. Русская церковь превращалась в подобие той, что Господь отверг уже — превращалась в дойную корову, в опрессивный (т.е. подавляющий, угнетающий) институт, рвущийся к власти, в религию формы, подменившую живое христианство..

Папа Римский дает Софье последнеи инструкции перед отправкой ее на Москву
Папа Римский дает Софье последние инструкции перед отправкой ее на Москву

Трагический 1917-й год был закономерным завершением этого дикого фарисейского эксперимента. Точно так же, как и при первом венчанном государе Дмитрие Иоанновиче, мученике, амбициозные церковники мертвого формализма рвались к власти, рвались к тому, что было некогда обещано им Софьей (не сдержавшей, естественно, своего обещания) — к папацезаризму, к главенству церкви над всеми государственными делами, над жизнью и свободой русских людей. Поэтому так смело и так решительно церковь расшатывала самои устои самодержавного государства в начале 20-го века, потому так дерзко обращалась с Николаем, потому взращивала и крышевала революционные движения. Ведь ей это было не впервой. Ведь с этого и начиналась история самодержавия на Руси. Этим оно и закончилось. А закончилось ли оно? Нет, самодержавие на Руси возродится очень скоро. Оно уже при дверях. Остается лишь признать мучениками, а не «палкиными», не «еретиками», и даже не страстотерпцами — тех двух царских мучеников, Димитрия и Николая, которыми открылась и до времени закрылось русское самодержавие. Тогда откроется новая чистая страница — страница Белого царя.

Поделитесь своими мыслями ниже в комментариях.


Мы в социальных сетях

Онлайн Церковь ХРАМ

Открытая семинария

Открытая семинария


Солёное радио

Солёное радио

Солёное радио


Подпишитесь на новинки


О Библии, вере и жизни


You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.