2. Что такое типология

Ни одно другое слово не характеризует мой богословский метод, представленный в книге, настолько точно, как слово «типология». Как любитель типологии, я поведу вас к типологическим перспективам и горизонтам, в существование которых мало кто верит. Но мы начнем с того, что известно, или, по крайней мере, должно быть известно каждому студенту богословия. С общего определения, истории и применения типологии.

    В следующей главе освещаются, но не уточняются принципы типологического толкования. Читателям предлагается сделать самостоятельное исследование в области библейской типологии.[1] В главе представлены некоторые принципы типологической интерпретации в целом и их отношение к историческим структурам в частности.[2]

О типологии в общих чертах

    Типология — это богословский метод, определяющий связь Ветхого Завета с Новым. Крит Фрич определяет библейскую типологию как «институт, историческое событие или личность, установленные Богом, которые фактически предвосхищают некоторую истину, связанную с христианством».[3] Термин происходит от греческого существительного τύπος (typos), «дуновение, удар, печать» и, таким образом, фигуры или отпечатки, сделанные на монете подобным действием; то есть изображение, фигура или статуя человека; оригинальный узор, модель или шаблон. Поскольку в слово «отпечатки» (антитип) добавлен греческий предлог ἀντί анти, означающий нечто противоположное, соответственно добавлено к слову «отпечатки», то у нас есть антитипы — или исполнение, реализация (повторение) этого типа.

    События, истории или люди в Ветхом Завете рассматриваются как типы, предваряющие события или аспекты Христа и Его учения. Этот метод использовался Ранней Церковью, с некоторыми изменениями, которых он достиг на протяжении Средневековья, и продолжал оставаться популярным, особенно в кальвинизме, после наступления протестантской Реформации.

    Подобный вывод вы найдете в бесчисленных трудах по богословию. Я нахожусь в полном согласии с этим «кредо». В следующих главах книги я расскажу больше о библейской типологии и ее принципах.

    В какой-то момент я был готов назвать теологический метод, который я собрал и обобщил, как «Расширенный метод типологического истолкования». Но если я действительно хочу отдать должное типологии, — и это как раз то, чего я хочу, – то я не должен ссылаться на мой метод типологического истолкования как на расширенное использование типологии. В данной книге я пытаюсь восстановить типологию на ее законное место. Я оперирую типологией, не растягивая ее, не нарушая методологических границ, поэтому я решил не называть мой метод и эту книгу «Расширенный метод типологического истолкования».

    Но прежде чем мы продолжим, позвольте мне сказать несколько слов о типологии для тех из моих читателей, которые являются новичками в богословии. Те, кто более-менее сведущи в богословии, согласятся, что мое общее определение типологии, скорее всего, совпадает с их. Я говорю здесь в первую очередь о консервативных богословах, с которыми ассоциирую и себя.

Краткая история типологии

    Тогда как типология уже встречается в Ветхом Завете (о чем мы будем говорить еще подробно), классическая христианская типология невозможна без Евангелий и начинается в Новом Завете. Одна из целей типологии для христиан заключалась в том, чтобы продемонстрировать, что служение Иисуса и Первое Пришествие было предсказано и известно наперед, а Евангелия действительно содержат множество пророчеств Ветхого Завета, исполнившихся в жизни Христа, равно как и цитаты из Ветхого Завета, которые прямо и косвенно связывают Иисуса с ветхозаветными пророчествами. Например, Павел в Послании к Рим.5:14 называет Адама «образом (типом, прототипом) [тύπος] Того, Кому надлежит прийти», т.е. образом Христа. Он сопоставляет Адама и Христа как в 5-ой главе Послания к Римлянам, так и в 15-ой главе 1Коринфянам. Петр, говоря о крещении в Первом Послании, использует термин ἀντίτυπον (antitypon). В Новом Завете до появления на арене ап. Павла уже существовали типологические концепции.

    Типология значительно расширила количество этих связей, добавив другие, основанные на сходстве ветхозаветных действий или ситуаций с произошедшими с Пришествием Христа. Так что современные богословы имеют дело с куда большим числом типологических ассоциаций, нежели мы находим как сознательно отмеченных новозаветними авторами.

    Ранние христиане широко пользовались типологией Ветхого Завета. Типологическое истолкование было особенно характерно для церкви в Антиохии. Церковь же в Александрии, наоборот, в качестве своего толкования предпочитала аллегорию. Со времен Иоанна Кассиана (360-435 гг.) церковь придерживалась теории четырехкратного смысла Писания (Квадриги).[4]

    Типология оставалась одним из важнейших методов истолкования во времена Средневековья, Реформации, как не утратила она своего значения даже сегодня.[5] Тогда в чем же новизна нашего с вами подхода?

Хотелось бы прежде всего отметить, что мы рассматриваем возможность более широкого типологического подхода, чем обычно практикуется исследователями Священного Писания, которые традиционно ограничивают типологию ветхозаветными мессианскими типами и их новозаветным исполнением – во временных пределах Нового Завета. Этот подход в значительной степени сформирован мнением, выраженным еще Мартином Лютером, который полагал, что Писания Ветхого Завета вдохновлены Богом только в тех местах, которые указывают на Иисуса Христа.[6] Большинство евангельских исследователей полагают, что все пророчества Ветхого Завета, в том числе и типологического характера, исполнились в Иисусе Христе.[7] Однако не следует забывать, что Церковь в Новом Завете названа телом Христовым, а это, наряду со многими другими факторами, делает типологический подход в изучении более чем легитимным.[8]

    Как отмечает Эрик Ауэрбах в своем очерке под названием «Фигура», в раннем Христианстве именно типология была наиболее влиятельным методом толкования Ветхого Завета – по крайней мере в те времена, когда христианство распространялось среди народов Средиземноморья, а также в Северной и Западной Европе.[9] Ауэрбах отмечает, что этот метод был доминирующим в понимания Ветхого Завета вплоть до Реформации, т.е. еврейские тексты не рассматривались через призму еврейской история и закона, но вместо этого истолковывались как «figura rerum (репродукция фигуры) или феноменальное пророчество (пророчество, которое можно не столько понять как объяснить на уровне чувств), как прообраз Христа».[10] Типологическое истолкование было ключевым элементом средневекового реализма, но в Европе оставалось значимым «вплоть до восемнадцатого века».[11] Однако с появлением модернизма типология отошла на второй план.

    Восточная Православная Церковь во многом сохранила типологический метод благодаря тому, что эта церковь во все исторические периоды уделяла и уделяет большое внимание преемственности в изложении доктрины, а типология по-прежнему является всеобщим и частым в использовании экзегетическим инструментом Восточной Православной Церкви.

О «спонтанной» типологии

    Типология была заметна уже первым христианам, а затем их наследниками как богословие истории, как Священная История. Наблюдая и сравнивая историю еврейского народа, историю, направляемую Богом, с событиями в истории, христиане с ранних времен делали соответствующие выводы. Эта типологическая перспектива уже встречается в посланиях Нового Завета, а позже станет частью богословской традиции для многих христианских деноминаций.

    В большинстве исследований на тему истории Церкви и исторического богословия (будь то исследования, написанные на заре христианства или во время Средневековья или даже до наших дней), наблюдаются повторяющиеся спонтанные попытки увидеть типологическое сходство событий истории церкви с теми, которые взяты из Ветхого Завета. Это происходит даже в тех случаях, когда авторы не используют терминологию «тип-антитип». Многие христианские исследователи истории скорее интуитивно, нежели на основании систематической оценки, совершают типологические сравнения между библейскими событиями и событиями, имевшими место в ходе церковной истории.

    Они также пытаются оценить смысл исторического события. Одним из ярких примеров этого является традиционное сравнение Авиньонского пленения и наименование его Вавилонским пленением Церкви.[12] Оба события являются историческими, и оба они вызваны отступничеством народа Божьего. Подобная логика прослеживается в проповедях, так как многие проповедники находят параллели между библейскими событиями и событиями в истории Церкви. Поскольку нет систематического подхода, то эти попытки вряд ли могут подняться выше общих аллегорий. Не всегда существует бесспорная связь между типом и антитипом в подобных спонтанных подходах. Тем не менее существуют некоторые поистине ценные находки, хотя они и не основаны на систематическом подходе.

    Однако, в целом, типология была расширена за пределы толкований еврейских писаний и применялась к различной литературе. Что касается библейского значения типологии, то она не развивалась систематически. И тогда как существуют отдельные примеры, когда ветхозаветние события рассматривались некоторыми не ведущими христианскими богословами, как «не окончательное исполнение, а […] обещание конца времени и истинным Царством Божьим»,[13] типология редко говорит решительно о типологии Священной истории и постбиблейские события редко сопоставляются с библейскими.

Хотя всегда есть исключения. Пуритане, например, толковали свою историю типологически, считая себя типологически соответствующими исходу израильтян из Египта.[14] Они, таким образом, применяли типологию как к сходному духовному опыту, так и к реальным историческим событиям.

К сожалению, подобный интуитивный подход со стороны некоторых пуритан оставался неразвитым, и в основном ограничивался частными выводами и оценками, которые они сделали, применяя еще не сформированный метод типологических перспектив.

    Вот еще пример. Протестантская Реформация утверждала тезис о том, что Римско-католическая церковь является Вавилоном, то есть антитипом ветхозаветного города и государства, печально известного своей смесью истинной и ложной религии. Эта типологическая интерпретация не пришла с Реформацией, а фактически предшествовала ей.[15]

    Однако, в отсутствие каких-то четких руководящих принципов, мы будем блуждать по истории в оцепенении, следуя собственным интересам и эмоциям. Таким образом, мы сталкиваемся с проблемой — либо мы должны признать, что сравнение событий и тенденций истории Церкви с библейскими событиями может быть принято только как форма аллегории и подходить к ней как к чисто иллюстративному материалу, либо мы должны попытаться определить, каковы принципы (если таковые имеются), которые позволили бы нам проследить типологическую корреляцию. Если последнее возможно, мы получим ценный инструмент для приближения к ключевым событиям в истории христианской церкви.


Пройти Тест "ЧТО ТАКОЕ ТИПОЛОГИЯ"

1. Как бы вы определили, что такое типология в богословии?
2. Как определил типологию Крит Фрич?
3. Откуда взялся сам термин типология?
4. Когда впервые появился такой метод толкования Священного Писания, как типология?
5. Встречается ли типология в Ветхом Завете?
6. В чем заключалась одна из целей типологии для христиан?
7. Типологический метод истолкования был характерен:
8. Какой метод, согласно Эрика Ауэрбахера, в понимания Ветхого Завета был доминирующим вплоть до Реформации?
9. Когда типология отошла на второй план?


[1]          См. Ричард М. Дэвидсон (Richard M. Davidson), Типология в Священном Писании: Исследование герменевтических типологических конструкций, Andrews University Seminary Doctoral Dissertation Series, vol. 2 (Berrien Springs, Mich.: Andrews University Press, 1981). См. также: Berkhof, Louis. Принципы Библейского истолкования. Grand Rapids, Michigan: Baker Book House, 1950.

[2]              Роберт М. Грант (Robert M. Grant) Краткий очерк истории толкования Библии, перераб. изд. (New York: Macmillan, 1963). См.также Danielou, Jean, S.J. От теней к реальности. London, England: Burns & Oates, Ltd., 1960. См.также Dockery, David S. Библейское толкование тогда и сейчас. Grand Rapids, Michigan: Baker Book House, 1992. Bullinger, E. W. 1968. Figures of Speech Used in the Bible. Grand Rapids, MI: Baker.

[3]             К. Т. Фрич. (С.T. Fritsch), «Принципы библейской типологии» Bsac104 (1947): 214 quoted in Hans K. LaRondelle, «Бог Израиля в пророчестве: принципы пророческой интерпретации»(Berrien Springs: Andrews University Press, 1983), 36.

[4]           Е. Эрл Эллис (E. Earle Ellis), Пророчество и герменевтика в раннем христианстве (Prophecy and Hermeneutic in Early Christianity) (Tubingen, Germany: J. C. B. Mohr [PaulSiebeck], 1978). См. также Lightfoot, J.B. The Апостольские Отцы (Apostolic Fathers). Grand Rapids, Michigan: Baker Book House, 1976.

[5]             См. Грант, Роберт М. (Grant, Robert M.) Библия в Церкви (The Bible in the Church). New York, New York: The Macmillan Company, 1948. Также: Прей, Джеймс Самуил (Preus, James Samuel). От тени к обещанию (From Shadow To Promise). Cambridge, Massachusetts: Harvard University Press, 1969.

[6]             Luther, Martin. Работы Лютера (Luther’s Works).Том 10, 15, 31, 39, 52. St. Louis, Missouri: Concordia Publishing House.

[7]             Терри, M.С. (Тerry, M. S). 1890. Библейская герменевтика (1890. Biblical Hermeneutics). New York, NY: Eaton & Mains. См. также: Бринсмид, Роберт (Brinsmead, Robert D.) Структура искупительной истории (The Pattern of Redemptive History). Fallbrook, California: Verdict Publications, 1979. Surburg, Raymond F. «Правильное толкование мессианских пророчеств в Ветхом Завете» (The Proper Interpretation To Old Testament Messianic Prophecy). The Lutheran Synod Quarterly. Vol. XX, No. 4 (December, 1980), 6-36.

[8]             Исследователи Библии обычно рассматривают типологическую тему Церкви как нового Израиля, как легитимную тему в типологии. См. например: G.Lampe, and K.Woollcombe. Типологические очерки (Essays on Typology). London: SCM Press, 1957.

[9]             Auerbach, Erich. “Figura”. pp.58.

[10]          Там же, стр.53.

[11]          Там же, стр. 61.

[12]        Папство Авиньона (Avignon Papacy), Томас М. Избицкий (Thomas M. Izbicki), Средневековая Франция: Энциклопедия, изд. Уильям Киблер (Medieval France: An Encyclopedia, ed. William Kibler), (Routledge, 1995), 89.

[13]          Ауэрбах стр.61.

[14]          Ауэрбах стр.58.

[15]        См. Дэвид М. Уитфорд (David M. Whitford), «Папский антихрист»: Мартин Лютер и недооцененное влияние Лоренцо Валлы (The Papal Antichrist: Martin Luther and the Underappreciated Influence of Lorenzo Valla), Renaissance Quarterly, 61:26–52, Spring 2008. См. также Бернард Макгинн (Bernard McGinn), Антихрист: две тысячи лет человечество очаровано злом (Antichrist: two thousand years of the human fascination with evil), New York: Columbia University Press, 2000.


Поделиться ссылкой:

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.