3. Об искусственных ограничениях типологии

Изучая типологию, наслаждаясь ее удивительными инструментами, уже в середине девяностых я заметил, как великолепие типологии, так и то, что мне показалось теологической оплошностью — искусственным ограничением использования типологии. Типология обычно используется сегодня как «законный» научный инструмент для определения соответствия или исполнения ветхозаветного прототипа Христа, безусловно, многократно и многообразно переданного, и его нового образа (воплощения).

Конечно, это был метод, которому обучались апостолы, когда учились у Самого воскресшего Учителя, и после Его вознесения – от Святого Духа, они читали Ветхий Завет и на каждой его странице видели в нем Агнца Божьего.

Это самое главное, но не все то, что было совершено апостолами произошло именно так из-за метода, который сегодня мы называем «типологическим». Фактически, все богословие Нового Завета, все его аспекты, в том числе моральные, социальные, пророческие, были построены на материалах Ветхого Завета благодаря той же «типологии». Однако, за исключением таких богословских сфер, как христология и сотериология (богословское учение об искуплении и спасении человека), мало кто из богословов находит применение типологии. И получается, что книги Нового Завета, написанные одним методом, сегодня читаются и трактуются с использованием любого другого, но только не этого метода.

Конечно, повторюсь, наиболее важные области Нового Завета, такие как христология и сотериология, нашли свое отражение в типологическом плане, и в результате мы имеем великолепное понимание мессианских прототипов. Но оставшиеся сферы богословия, включая ряд новозаветных дисциплин, а также прикладное богословие и пророчества, не рассматривались с самых апостольских времен, со времен написания Нового Завета, со времен устной традиции через перспективу типологии.

Но это типологический метод истолкования, который определяется во всем Новом Завете. Это многоуровневое применение типологии, междисциплинарное, естественное применение типологии как основного метода интерпретации Священных Писаний, которые я называю типологическими перспективами.

Для апостолов, писавших Новый Завет, это было вовсе не сложно — переложить свои слова и мысли на создание великой типологической картины; они задумывались над этим столь же долго, как над процессами своего дыхания и пищеварения. Настолько, — хочу сказать, — для них было естественным процессом заниматься, говорить, думать на богословские темы таким образом. Но прошли годы и века, и в этом мире многое изменилось, и одна система мышления была заменена на другую. И только благодаря божественному вмешательству и неким остаткам здравого смысла классических богословов, основная весть Нового Завета вообще не утрачена.

Может наступить время, когда лучшими и самыми внимательными богословами станут те, кто не обременен формальным богословским образованием. Но и с моими коллегами-богословами я связываю некоторые надежды. Если, конечно, в них еще осталась капля здравого смысла чтобы подумать, — как писал поэт, — если не о Боге — хотя бы просто о себе.

Именно к здравому смыслу, присущему в какой-то степени каждому, я хочу добавить немного системы, которая отражает здравый смысл апостолов. И Слово Божье откроется перед вами примерно так, как оно однажды открылось перед апостолами. И вы даже заметите такие вещи, которых не заметили они – по крайней мере, об этом не сохранилось записей. Слово снова оживет.

Время от времени, чтобы удовлетворить некоторые конфессиональные потребности, поддерживая теологию деноминации на твердой типологической основе, богословы выходят за рамки христианских богословских ограничений, наложенных на них странной и вовсе не библейской идеей, что, мол, вся типология должна иметь дело исключительно с Первым Пришествием Мессии. Например, богословы из среды Адвентистов Седьмого Дня использовали типологию в качестве инструмента для доказательства реальности Небесного Святилища и служения, происходящего в нем.

Подобное использование типологии можно только приветствовать, равно как и ожидать, что академические богословы продолжат изучение типологических перспектив. Но, по-видимому, для большинства профессионалов, вполне достаточно своей узкой области исследования для удовлетворения своих потребностей.

Однако богословы, кажется, не понимают, что единичные случаи использования типологии, помимо традиционной ассоциации типологии с Первым Пришествием Иисуса Христа, никогда не будут восприниматься большим научным сообществом всерьез. Такое толкование непременно увянет, и в конечном итоге исчезнет (так было уже много раз), если только типология не будет признана и поставлена на надлежащий уровень в качестве легитимного инструмента, а не всего лишь исключительного инструмента, сохраняющего особенности деноминационального богословия.

Некоторые исследователи и богословы в этой связи, вероятно, вспоминают и другие примеры типологической интерпретации, помимо доктрины о Святилище. Каждый, скорее всего, вспомнит какой-то богословский вопрос в своей, пусть даже узкой области библейских исследований, — по крайней мере, мы все будем знать библейское толкование (даже если это не какой-то там специальный уровень, достойный больших аудиторий или кафедры), в котором использованы некоторые элементы типологии. Я бы с удовольствием послушал об этих озарениях, и я приветствую подобные героические случаи – поделиться сокровенным, личным пониманием. Мое предложение состоит в том, чтобы объединить эти случаи, поскольку они не выдержат натиск по отдельности (вас попросту обвинят, что вы пошли по ложному пути).

В моем исследовании я не только сформулирую некоторые основные принципы богословия типологических перспектив, но и обращусь к различным разделам и темам Библии, чтобы дать яркую картину практической реализации богословия перспектив, или «расширенной» типологии. Как говорится, одна картинка стоит тысячи слов.

Предположения

Одной из важных предпосылок данного исследования является историцизм. Согласно терминологии историцизма, Господь по Своей милости осветил в Библии не только события, предшествующие Первому и Второму Пришествиям Иисуса Христа, но и тот длительный период, который лежит между этими двумя событиями: «Ибо Господь Бог ничего не делает, не открыв Своей тайны рабам Своим пророкам» (Ам.3:7). К сожалению, церковные историки не используют в полной мере свое положение, и возможность библейского толкования истории церкви недостаточно изучена.

Еще одной важной предпосылкой является наше видение взаимоотношений между Ветхим и Новым Заветами. Мы разделяем мнение, что авторы Нового Завета остаются верными исходному контексту Ветхого Завета в своем цитировании ветхозаветных отрывков. Также мы верим, что Церковь Нового Завета является типом ветхозаветного Израиля.

Данное краткое исследование не имеет целью определить все возможные типологические связи между библейскими событиями и постбиблейской историей. Основная цель – это обоснование правомерности использования библейской типологии для лучшего понимания событий постбиблейской истории.

Методология

Мы начали нашу работу с краткого изложения принципов типологии с целью дальнейшего использования этих принципов в ходе нашего исследования. В следующей главе мы обратимся к происхождению внутренней библейской типологии и к стереотипному использованию типологических принципов в Ветхом Завете. После этого мы кратко рассмотрим жизнь Иисуса Христа, представленную в Новом Завете, во свете исполнения ветхозаветных типов.

В следующей главе мы рассмотрим новозаветную Церковь как тело Иисуса Христа, и поразмышляем как это понимание влияет на реализацию типологического подхода в истории.

После этого мы взглянем на Церковь Нового Завета как на прямого преемника Израиля Ветхого Завета. Выделим некоторые из наиболее очевидных типологических связей между апостольской церковью и соответствующим периодом ветхозаветного Израиля. Рассмотрим в повествованиях Нового Завета – какие исторические типы из истории Израиля уже исполнились в истории Нового Израиля. Постараемся увидеть, что с закрытием канона Нового Завета типологические параллели Церкви и Израиля не были исчерпаны.

Затем мы коснемся того, как Новый Завет указывает на ветхозаветные церковные образы, которым еще предстояло исполниться вне хронологии событий Нового Завета — в истории, и в эсхатологических событиях.

Мы также постараемся кратко сравнить контуры христианской истории, представленные в книге Откровение, с исторической моделью Израиля Ветхого Завета. Некоторые ведущие моменты истории христианской Церкви будут представлены в этом разделе с перспективы ветхозаветных типов.

Наконец, мы посмотрим, как типологическая перспектива Второго Пришествия обогатит наше понимание последних событий — событий, предшествующих Второму Пришествию Иисуса Христа.

Выводы

Невозможно увидеть полноту эсхатологического значения ветхозаветных типов без учета церковной истории. Писатели Нового Завета уже отметили типологическую связь между новозаветной церковью и ее прототипами в Ветхом Завете. Однако новозаветные общины (Церкви) были скорее началом, нежели завершением типологического исполнения. Оставшаяся типология, как мы полагаем, имеет место вне временных рамок апостольской церкви.

Когда мы будем читать и исследовать наши Библии во свете типологических перспектив, мы откроем для себя, страницу за страницей, новое понимание Библии и истории. Однако прогресс и богатство вашего опыта будут во многом зависеть от знания истории. Библейские пророчества привязаны к истории, и именно это делает их типологически актуальными и доступными для понимания. Я же, в свою очередь, постараюсь провести для своих читателей краткие экскурсы в наиболее важные моменты истории. И в зависимости от степени вашей исторической и богословской подготовленности, вы сможете глубже изучить исторические события — согласно ваших потребностей и интересов. Я всего лишь представлю вниманию читателей некоторые примеры и исследования, которые никоим образом не исчерпывают невероятно богатой корреляции между типологическими пророчествами и историей христианской церкви.

Читатели, которые хотят более подробно ознакомиться с общим использованием типологии в хронологических рамках Библии, найдут полезным материал последующих двух глав. После этих глав мы перейдем к применению типологического метода для оценки событий церковной истории за пределами хронологических рамок Нового Завета.


Пройти тест "Об искусственных ограничениях типологии"

1. Как обычно используется типология сегодня?
2. Благодаря чему все богословие Нового Завета, все его аспекты, в том числе моральные, социальные, пророческие, были построены на материалах Ветхого Завета?
3. Какие дисциплины со времен апостолов не рассматривались через перспективу типологии?
4. Должна ли вся типология иметь дело исключительно с Первым Пришествием Мессии?
5. Важно ли знание истории для лучшего понимания Библии?
6. Где именно нам следует искать типологические параллели?
7. Какое место занимает история в понимании пророчеств?


Поделиться ссылкой:

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.