1. Введение в курс по Библейской типологии

«Все это происходило с ними, как образы; а написано в наставление нам, достигшим последних веков»

1 Кор.10:11.

Предисловие к Семинару

На первой лекции преподаватель обычно представляется студентам, а студенты – преподавателю. И я буду рад, если вы представитесь, если помимо регистрации напишите мне о себе пару слов. Что вас интересует? Чем Открытая Семинария может вам помочь? Поэтому – представляйтесь, друзья, не смущайтесь. А мне, в свою очередь, позвольте начать представлять для вас Королеву Наук – ее величество Богословие.

Королева Наук

Когда-то Богословие по праву считалось Королевой Наук. Но ряд «научных» революций сверг королеву с престола. Со времен Канта богословам ясно дали знать свое место: мораль и этика. Ну, еще, может быть, ритуал. Но хотя это и важные вещи, Библия и богословие далеко не ограничиваются ими.

К тому же вопросы морали и этики в Священном Писании редко представлены как абстрактные формулы, предписания. Обычно плоды морали и этики вырастают, как и в жизни, из историй и из истории. Из живого волокна Писания.

Вот мы и предлагаем окунуться в Священное Писание как в Священную Историю, историю нашего спасения, изложенную с перспективы Бога и переданную многократно и многообразно через пророков. Поэтому я и предлагаю читать Библию в ее целостности, не расчленяя ее, без необходимости, на систематические темы.

И это пишет профессиональный богослов-системат, которые влюблен в систематическое богословие и на протяжении почти трех десятилетий преподавал его! Пишет он так не потому, что отказывается от систематического, или тематического, или доктринального богословия. Вовсе нет! Система должна быть. Но эта система должна прийти не от нас к Слову, а от Слова к нам. Мы не должны навязывать Слову свои условия толкования, свои правила игры, свои рамки, свои вопросы. Скорее, мы должны прислушаться к Слову – научиться прислушиваться – и разглядеть те внутренние условия толкования, те правила игры, те рамки, те вопросы, которые предлагает нам Бог через Свое Слово.

И тогда мы вдруг получаем свободу. Тогда рамки богословия внезапно расширяются, и перед нами открывается целый новый мир. И это уже не мир сухой морали и доктрин. Это живой мир, это, в первую очередь, история прошлого, оценка настоящего, и пророчество о будущем. То есть те самые вещи, которыми систематическое богословие с некоторых пор перестало интересоваться.

Действительно, богословие имеет тенденцию превращаться в схоластическое – то есть отстраненное, философско-научное. И те сферы, которыми наполнено Слово, куда-то уходят, а те вопросы, на которые Писание не спешит отвечать, навязываются с удивительной настойчивостью. И хотя вопросы эти могут действительно представлять – и представляют – некоторый интерес, все же они зачастую ведут в тупик, или вызывают бесконечные дебаты.

Как вырваться из этого порочного круга? Признав за Библией настоящее первенство и авторитет, признав их на практике. То есть подчинить себя библейским вопросам и библейским ответам, библейским интересам и темам.

А это означает, что богослов должен будет заняться наконец и такими вопросами, как пророчества и богословская оценка истории. Ведь именно это и составляет основное наполнение Священного Писания.

Особенность Семинара

Научившись читать Библию «изнутри» мы серьезным образом расширим как горизонты богословия, так и свои собственные духовные и интеллектуальные горизонты. Мы увидим, помимо всего прочего, что пророческое и типологическое видение Библии охватывает не только христологию (наука о Христе), но и экклезиологию (наука о Церкви), а в особенности Священную пророческую Историю. С точки зрения автора, дать библейскую – моральную и пророческую – оценку истории, сегодняшним обстоятельствам и даже событиям будущего возможно. Это становится возможным по мере того, как мы позволим библейскому тексту, выстроенному по принципам библейской типологии, занять надлежащее место в нашей библейской герменевтике.

Когда мы всем умом и сердцем усвоим истину о том, что большинство ветхозаветных событий, рассматриваемых типологически, и пророчеств имеют такое же отношение ко Второму Пришествию Иисуса Христа, как и к Первому, то мы откроем для себя целый новый мир пророчеств Ветхого Завета.

Хотя во Христе Иисусе полностью исполнились все мессианские прототипы Ветхого Завета, в Церкви, точно так же как и в Его теле, исполнилась историческая типология ветхозаветного Израиля. Церковь Нового Завета выступает не только в качестве продолжения или Остатка буквального Израиля, но также и как превосходный тип ветхозаветного исторического церковного повествования. Уникальная перспектива этих заметок заключается в том, чтобы большинство прототипов Ветхого Завета Екклесии (Церкви) нашли свое воплощение не во время первоапостольской церкви, а в истории христианской церкви и во Второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа.

Введение в курс по Библейской типологии

«Что было, то и будет;и что делалось, то и будет делаться,
и нет ничего нового под солнцем»

Еккл.1:9

Между Семинарией и Церковью существует разрыв. Я не говорю о некоторых частных конфессиональных учебных учреждениях, я даже не имею в виду конкретные конфессии. Существует проблема, с которой сталкиваются все христианские конфессии: растет разрыв между миром богословов и рядовых христиан. И необходимо признать, что разрыв этот растет уже давно. Но в настоящее время дело дошло до того, что даже самые консервативные богословы утратили связующую нить доверия с консервативными христианами. Один из мостов, который вот-вот рухнет из-за постоянно расширяющегося зазора проложен в области систематического богословия и пророчеств Библии. Именно на ремонт этого моста и направлена данная работа.

Пытливый исследователь, студент богословия, или просто каждый интересующийся богословием и просматривающий богословские книги, вероятно, заметит интересный парадокс: члены консервативных церквей и богословы, даже наиболее консервативные из них, говорят как бы на разных языках. Их интересуют совершенно разные темы, и они сами задают и отвечают себе на очень разные вопросы. Особенно эта тенденция проявляется в области исследования пророчеств: иногда даже может показаться, что рядовые христиане почему-то больше интересуются пророчествами о Втором Пришествии Иисуса Христа, нежели большинство богословов. Христианин, ищущий Бога, готов задать различные, и в том числе конкретные, вопросы по тексту Священного Писания, тогда как богословы вообще склонны игнорировать подобное. И этому существует множество причин. Разрешите поделиться с вами теми из них, которые показались мне наиболее существенными.

На протяжении многих лет мне выпало преимущество наблюдать за тем, о чем я сейчас пишу. По Божьему провидению, я жил между двумя мирами: между Церковью и Академией, или между Иерусалимом и Афинами, как выразился об этом Тертуллиан, — и я не мог снова и снова игнорировать эту, усиливающуюся с течением лет, тенденцию. Позвольте обрисовать вам масштабы этой проблемы на нескольких практических примерах.

В течении многих лет я получал и получаю от моих собратьев из поместных церквей и часто даже из разных частей мира почти ежедневные обращения с просьбой помочь истолковать некоторые сложные заявления, обнаруженные ими в глубинах толстых и вовсе не простых книг Ветхого Завета. Людям нравится обращать внимание на те или иные пророческие замечания Ветхого Завета, которые выглядят так, как будто желают указать нам на то или иное событие последнего времени, или дня текущего, или же даже будущего истории.

Люди всегда были заинтересованы — содержится ли в пророчествах что-то лично для них? И, в поиске ответов на этот вопрос, они приходили к своим заключениям и выводам. Должен признать, что, хотя некоторые из этих открытий можно было бы назвать забавными, многие находки звучат разумно или, по крайней мере, совпадают с заключением многих богословов относительно истинного значения того или иного отрывка.

В то же время для мира семинаристов многие из этих вопросов обычно остаются не замеченными и не заданными. Потому что студенты боятся показаться смешными и наивными или неортодоксальными.

В действительности же, большинство «наивных» вопросов, неизменно продолжающих поступать богословам от простых христиан, вовсе не смешные. Задача пастора и богослова – возродить в людях интерес к изучению Писаний, а не, наоборот, воспрепятствовать им в этом.

Но позвольте мне, для начала, раскрыть вам один трюк, которым пользуются многие богословы — хорошие протестантские богословы, — применяя его на своей пастве. Признаюсь, и я был вовсе не плох в этом трюке, да и сейчас он у меня прекрасно получается. И это и не трюк вовсе – когда используется верно. Трюком он становится лишь тогда, когда нам говорят – «это все, ребята». Но вот именно так обычно и говорят.

Итак, вот он этот трюк, который позволяет богословам оставлять без внимания вопросы людей относительно пророчеств. Опять же, я не говорю обо ВСЕХ богословах и протестантских конфессиях. Не все, но подавляющее большинство используют этот трюк. А вот и сам трюк: просто утверждать, что ВСЕ пророчества исполнились с Первым Пришествием Иисуса Христа. Просто делай это.

Действительно, увидеть, найти Иисуса в Ветхом Завете является первоочередной задачей каждого исследователя Священного Писания. И какой бы вопрос относительно пророчеств вас не занимал, нам просто говорят: просто посмотрите на Иисуса. Иисус – вот ответ на все наши вопросы.

Это звучит красиво, не правда ли? Общее понимание этого высказывания – произнесенное вслух или невысказанное — состоит в том, что все пророчества исполнились в Иисусе Христе и не осталось ровным счетом ничего, чему надлежало бы быть исполненным. Все выглядит просто замечательно. И это все правда. Однако это лишь часть истины. На самом деле, Ветхий Завет так много говорит о Втором Пришествии Иисуса Христа, что совсем не удивительно, что люди, живущие во время Первого Пришествия Христа, и даже Его ученики в большинстве своем ожидали от Иисуса исполнения того множества пророчеств, которые как мы об этом знаем уже сегодня, касались Его Второго Пришествия.

Люди, жившие во времена Ветхого Завета и Первого Пришествия, могут быть легко оправданы, так как в Ветхом Завет ничего не говорится о Втором Пришествии Христа. Ветхий Завет много говорит о Пришествии Мессии, но понятия не имеет о двух пришествиях. Вот почему существовала такая богословская путаница между современниками Иисуса: они ожидали Могущественного Воина, Великого Царя, а пришел Израненный Раб.

Но сегодня мы не имеем никаких оправданий, чтобы продолжать оставаться в неведении относительно пророчеств Ветхого Завета о том, что Мессия придет снова. Все, что нам необходимо, — это быть реалистами, прекратить использовать богословские трюки, и посмотреть — какую часть пророчеств Ветхого Завета исполнил Иисус Своим Первым Пришествием?

Хочу сказать в защиту богословов, к которым и сам принадлежу. Я буду первым, кто скажет, что Иисус исполнил ВСЕ пророчества со Своим Первым Пришествием. Он пришел как Царь. Он врачевал больных. Он принес Царство Божье. Он воскрешал умерших праведников.

Но, утверждая все выше написанное, напомню, что с Первым Пришествием были принесены только первые плоды мессианской деятельности Иисуса Христа. И, тогда как Он пришел как Царь, Его Царство все же не от мира сего. И хотя Он исцелял больных, все же им надлежало умереть, а множество других людей заболели и умерли, не пережив ни опыта исцеления, ни воскрешения. И хотя Он принес Царство Божье, оно остается внутри, а не снаружи.

Таким образом, мы можем ясно увидать, — и нет нужды говорить об этом более подробно, — что не все пророчества исполнены. Или, точнее сказать, существуют пророчества, которые до сих пор так и остаются не полностью исполненными.

И здесь опять появляется зазор для этого богословского трюка, чтобы представить весь Новый Завет как исполнение пророчеств Ветхого Завета в Первом Пришествии Иисуса Христа. И как только эта ненадежная соломинка, за которую вцепилось N-ное количество богословов, рухнет, им придется либо тонуть, либо плыть навстречу людям.

Предлагаю богословам всерьез и систематически воспринимать откровение Иисуса о Его Втором Пришествии. Должно признать, что это откровение не существует отдельно от Иисуса и Нового Завета. Нам не под силу отыскать два пришествия Мессии в Ветхом Завете без помощи Нового Завета. Однако, богословское значение вести Второго Пришествия для изучения Ветхого Завета и его пророчеств не были полностью изучены. В Ветхом Завете существуют громадные и почти взрывоопасные откровения для каждого честного богослова, который бы пожелал их исследовать с учетом того, что мессианским пророчествам еще предстоит исполниться во время Второго Пришествия Иисуса Христа.

Эта книга призвана помочь богословам использовать все их замечательные навыки и инструменты на благое дело. А благое дело в нашем случае – это всерьез отнестись к этому невежественному в законе народу, дабы он не был проклят (Ин.7:49), поскольку эта толпа может обладать и лучшим видением, нежели богословы. Задача теолога, опять же, состоит в том, чтобы вооружить паству для более эффективного исследования Библии.

Таким образом, свою главную задачу я вижу не в перевоспитании богословов, а в оснащении христиан богословскими инструментами, необходимыми для надежного, систематического личного изучения Библии. Как и в любой другой области современных исследований, результаты изысканий в наши дни в значительной степени зависят от общего вклада в этот поиск. И чем шире мы будем распространять коллективные границы нашей территории поисков, тем более глубокими станут наши открытия.

В общем, эта книга представляет собой обзор богословского метода, который я естественным образом извлекал, исследовал, использовал и практиковал на протяжении примерно трех десятилетий. Метод, который я одинаково предлагаю, как богословам, так и рядовым христианам — это типология.

Конечно, каждому студенту богословского факультета знакома типология. Однако в этой книге я представляю метод чтения Ветхого Завета с разных типологических перспектив. Он призван обеспечить более полное и точное понимание текста.

Типология, вероятно, была наиболее древним, библейским законным и традиционным методом богословского истолкования. Однако, помимо своего ограниченного места в области христологии, метод в значительной степени игнорировался христианскими богословами. На самом деле, для того, чтобы обнаружить некоторые незначительные остатки этого метода на протяжении всех христианских периодов, нам бы, наверняка, понадобилось увеличительное стекло и помощь со стороны исторического богословия. Типология там присутствует, хотя ее видят лишь некоторые: от всех других она сокрыта.

Тем не менее, типология ярко сияет на каждой странице Нового Завета. В действительности, она настолько ярко сияет в личности Иисуса Христа, что затмевает, — как это и должно быть, — все другие богословские области, которые можно исследовать с помощью типологии.

И одной из таких богословских областей, во многом пересекающихся с христологией, является типология Священной Истории. На самом деле, большая часть христологии — библейская, пророческая, не спекулятивная христология — основана на Первом Пришествии Иисуса как исполнении различных мессианских типов, обнаруженных в Священной Истории, — в типологически укомплектованном повествовании о Божьей церковной семье времен Ветхого Завета. Однако не хватает ветхозаветной типологии Второго Пришествия и Священной пророческой истории между двумя пришествиями. Мы откроем для себя все это и многое другое, последовательно применяя типологию Священной Истории Израиля не только к Первому, но и ко Второму Пришествию Иисуса Христа.

Я открывал для себя и слагал в памяти эти сокровища богословских перспектив здесь и там, находя их как в Библии, так и в трудах других богословов. Потребовалось много лет, чтобы собрать достаточное количество этих разбросанных сокровищ, прежде чем контуры этой коллекции стали очерчивать определенный метод, лежащий в основе всех методов — хорошо известный, но искусственно ограниченный очень узкой областью богословских исследований.

Мое желание заключается в восстановлении типологии на ее законное место, чтобы она была используема, как и предполагалось, для обеспечения различных богословских взглядов на каждый конкретный библейский текст. Когда это сделано правильно, типологические перспективы текста приходят к внутреннему согласию, и мы имеем реальную, яркую и многомерную живую картину, которую Слово и Дух нарисовали для нас. Я был благословлен наблюдать как некоторые из этих библейских картин свидетельствовали мне во всем своем изяществе, практичности и растущей значимости. Это значительно обогатило мое чтение Библии. И сейчас, когда я делюсь этими находками с вами, возлюбленные читатели, я надеюсь и молюсь о том, чтобы ваши личные исследования пророчеств Библии вышли на новый уровень.

К студентам типологии

Авторы Нового Завета широко используют типологию в своих трудах, указывая на новое, более полное и более совершенное исполнение типов Ветхого Завета в рамках Нового Завета. Широко признано, что Церковь Нового Завета (или Новый Израиль) можно рассматривать как воплощенный прообраз Ветхого Завета плотского Израиля. Однако каково значение этой типологической взаимосвязи? Влечет ли это за собой определенное типологическое совпадение между событиями Ветхого и Нового Заветов? И, если подобное совпадение существует, то насколько полно должна быть выполнена ветхозаветная экклезиологическая типология в апостольской церкви, то есть в церкви, которая представлена в хронологических рамках Нового Завета?

Если мы будем рассматривать историю Церкви как прямое продолжение и развитие библейских событий, и если принять Библию как Божественное откровение, и то, что Библия не ограничивается описанием и интерпретацией тех или иных событий прошлого, но и проливает некоторый свет на события будущего (исторический подход), то можно надеяться на существенное преимущество для понимания истории Церкви. Поскольку историцизм утверждает, что Библия проливает свет на христианскую эпоху, мы тем самым неизбежно ставим перед собой цель: увидеть свет.

В данном Семинаре, или книге я не стремлюсь разработать новый герменевтический метод, но хочу всего лишь продемонстрировать в целях библейской оценки истории правомерность использования одного из наиболее объективных и популярных методов, традиционно используемых при изучении Священного Писания, а именно — типологии.

Делясь методом, предложенным в этой книге, я разделяю с моими читателями не какой-то чуждый поверхностный метод, который показался мне интересным, и я хочу его навязать библейскому тексту. Скорее, метод типологических перспектив, стал отражением прежде всего того, как Библия объясняет саму себя, равно как и того, как я занимаюсь богословием в течение длительного периода времени. На каком-то этапе своей жизни и это произошло недавно, я почувствовал потребность мысленно охватить большинство из того, что я написал, как богослов за последние три десятилетия. Мне необходимо было увидеть все это с высоты птичьего полета. Дюжина (или около того) написанных мною и опубликованных книг (большинство из которых на русском языке) это всего лишь вершина неопубликованного айсберга. Конечно, что-то из того, что я написал, было безвозвратно потеряно из-за проблем с компьютером или по причине моей несобранности. Но большинство уцелело.

Большинство документов, которые я обнаружил, были написаны не с целью публикации, а для себя. К тому же у меня никогда не доходили руки, чтобы подготовить материал к публикации. Конечно, это моя слабость, и тут нечем гордиться, и вся эта подготовка написанного к печати, — довести к ожидаемым издательским стандартам, куда-то отправить, предложить, или найти покупателя, или что еще хуже, написать по заказу, — выглядят для меня слишком скучным занятием… Обычно я был вполне доволен самим процессом написания, и результаты, как правило, меня удовлетворяли. А для публикации я писал только тогда, когда меня настойчиво просили это сделать. Все остальное, — а это, на мой взгляд, самые интересные страницы, статьи и книги, — я написал для себя.

Глядя на весь восстановленный богословский материал, который я собрал из жестких дисков множества старых компьютеров, хранящихся у меня, я обнаружил, что на самом деле смотрю на свой личный богословский дневник. Теперь я могу видеть, что из этого было случайным (accidencia, говоря философским термином) в моей писанине, в моем богословии, а что является настоящим, что составляет мою сущность (substantia). Дело в том, что каждый богослов, а я имею честь принадлежать к этой противоречивой категории людей, имеет какие-то оригинальные мысли, богословский почерк, свою личную «идею». Конечно, у богословов обычно множество идей, толкований, открытий. Но что лежит в основе этих принципов? К каким богословским созвездиям принадлежат эти звезды идей, — яркие, тихие, плывущие по небу нашего существования, и, в конце концов, падающие, или складывающиеся в созвездия? Что такое есть этот шаблон?

В моем цикле «Королева наук» (доступен на русском языке) я обращаюсь к идеям многих интересных западных богословов. У каждого из них стараюсь выделить основные «идеи», богословскую искру, запальник, зажигающий весь комплекс мысли этого богослова. «Раз дощечка, два дощечка, — будет лесенка; раз словечко, два словечко, — будет песенка…» — как поется в старой детской песенке. И мы удостоились этой чести увидеть разнообразные богословские лестницы, воздвигнутые гениальными, плодотворными богословами.

Моя богословская лестница находится в процессе постоянного обновления и строительства. Возможно, некоторые ступеньки моей лестницы могут кому-то показаться немного шаткими. Для других, напротив, они могут казаться слишком монументальными, архаичными. Мое видение богословской лестницы — это моя богословская идея, система, если хотите. Сейчас, пройдя многие этапы этой лестницы, просмотрев десятки, написанных мною книг и статей, томящихся на компьютере, я думаю, мог бы наконец сформулировать, как на сегодняшний день работает моя богословская лестница. Вот этим я и занимаюсь, создавая эту серию.

А теперь, чтобы помочь вам закрепить и быстро повторить материал, вам будет предложен коротенький и простой тест.


Пройти Тест "ВВЕДЕНИЕ В КУРС ПО БИБЛЕЙСКОЙ ТИПОЛОГИИ"

1.

Кто является автором слов, взятых эпиграфом для вступления к курсу: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем»

2.

Автор курса считает, что простые верующие люди и богословы:

3.

Авторы Нового Завета широко используют типологию в своих трудах, указывая на новое, более полное и более совершенное исполнение типов Ветхого Завета в рамках Нового Завета.

4.

Люди, живущие во время Первого Пришествия Христа, ожидали от Иисуса Исполнения пророчеств, которые касались Его:

5.

Широко признано, что Церковь Нового Завета (или Новый Израиль) можно рассматривать как воплощенный прообраз Ветхого Завета плотского Израиля.

6.

Ветхий Завет:



Спасибо за отправку ваших ответов!



Поделиться ссылкой:

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.