Исследования История народов Притчи. Фэнтези

Беспокойные гости. Притча шестая

Из дома вышел немолодой уже человек с густой бородой. На нем была изрядно поношенная рубашка. Он тоже поклонился путникам.

«Просим разделить с нами наш кров и плов», сказал он с приятной улыбкой. «Хоть дом и не наш, он в нашем распоряжении, и он достаточно велик, чтобы все поместились. По крайней мере, он намного больше того хлева, где мы жили раньше».

Мария оправила ему рубашку и вытащила из его волос запутавшиеся в них пушинки из прорвавшейся подушки.

Двенадцать царей в изумлении смотрели на эту пару. Неужели они и были родителями Великого Царя? Неужели их маленький сынишка Иисус и есть тот Великий Царь, о Котором говорили и писали древние пророки? О котором грезил царь царей, Великий Кир.

В безмолвии, они вошли в дом. Помещение было действительно довольно просторным, и почти пустым. Только у стены была расстелена циновка, а в уголку, возле лампадки, на другой циновке лежал как будто какой-то сверток. Он слегка пошевелился.

Цари с Востока у младенца Христа. Рождество
Цари с Востока у младенца Христа. Рождество

И друзья увидели, как открылись маленькие глазки ребенка, и как засияла в комнате тихим добрым светом детская улыбка. Потом глаза ребенка стали изучающе и радостно переходить с гостя на гостя. Наконец они остановились на самом бедно из них одетом – на старом царе. И лицо ребенка расплылось в прекрасной улыбке.

«Подойдите к нему, господин мой», попросила его Мария. «Вы ему очень понравились. Вы все ему очень понравились», обратилась она к присутствующим с милой улыбкой.

Старый царь подошел к ребенку. Его колени дрожали.

«Возьмите Его, на руки», улыбнулась Мария.

«Он не кусается», улыбнулся и Иосиф. «Еще и зубков-то нет».

Старый царь дрожащими руками взял на руки младенца. Глаза ему застилали слезы радости. «Только бы не уронить Ребенка!» подумал он, и в тот же миг колени его окрепли, и руки тоже обрели бодрость – как в те дни, когда он вел других царей на бой.

Не будем утомлять читателя другими, хотя бы и приятными, деталями этой ночи. Ведь подарки – это всегда приятно. И еда – особенно с дороги приятна. И изумление. И восхищение. Всего не передать.

И только под утро, когда гости наконец утолклись и заснули – кто на крыше, кто на полу, кто прямо во дворе – Мария наконец решилась подойти к старшему царю, который неподвижно сидел перед спящим теперь Иисусом и не мог насмотреться на Него.

— Простите, — сказал он, вскакивая с места. – Я засиделся. Мне надо идти прислуживать господам волхвам.

— Господа волхвы уже крепко спят, — улыбнулась Мария. – Знаете, я хотела вам что-то сказать… Я все видела… Слышала… Так вышло.

Царь в смущении прятал глаза.

— Я… я очень сожалею, — начал он.

— Не надо, не надо сожалеть, — уверила его Мария. – То, что вы сделали… Вы знаете, когда Он вырастет немного – я непременно ему об этом расскажу. И о том, как вы ноги омыли своим товарищам расскажу.

Царь сидел, потупив глаза. Ему нечего было сказать.

— Я хочу, — тихо добавила Мария, — чтобы Он знал о вас, как об истинных мудрецах. И я позабочусь, чтобы так и было. И чтобы другие узнали. Но я сохраню и вашу тайну.
Великий царь с благодарностью посмотрел на эту девочку, затем встал и отвесил низкий поклон Марии.

— И еще, — добавила она. – У меня есть для вас сообщение.

— Сообщение? – не понял царь. – От кого?

— От Бога, — тихо сказала Мария.

Великий царь стоял неподвижно, лицо его тоже застыло.

Мы тут тоже застынем на сегодня, и вернемся к нашей Рождественской истории уже завтра.


Поделиться ссылкой:

0

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.